Главная / Не к месту / Верьте или нет, а эта книга побуждает посочувствовать писателям …

Верьте или нет, а эта книга побуждает посочувствовать писателям …

Верьте или нет, а эта книга побуждает посочувствовать писателям, и едва ли не впервые задуматься о том, что писательский талант — это не только дар, но и тяжелая ноша. Издание с громким названием — «Писательство: тяжелый крест или лавровый венец?» — это сборник анкет сорока различных писателей примерно одного поколения, собранных в течение семи лет (2002 — 2009) журнала «Башня» и благоустроенных Василием Бондарем. Среди имен, вошедших в книгу, есть и совсем неизвестные широкой публике, и те писатели, имена которых несколько позабылись (Василий Рубан, Юрий Мушкетик, Александр Жовна, Василий Слапчук, Иван Билык, Роман Иваничук, Леонид Кононович и другие), и те авторы, разговоры о которых не утихают вот уже в течение нескольких лет — например, Мария Матиос, Василий Шкляр, Владимир Рутковский и другие.

Каждый из респондентов (или респонденток) не только отличается писательской манерой и избранным „жанром” заполнения анкет, но и отношением к литературному ремеслу. Анкеты содержат фиксированные стереотипные вопросы: „Как пишете?”, „Где пишете?”, „На чем пишете?”, „Когда пишете?”, „Что употребляете в процессе письма?”, „Сколько страниц, слов, знаков в час пишете?” и в том же духе… Отвечая на эти вопросы, одни ставили определенную цифру и аккуратно отвечали на поставленный вопрос, тогда как другие писали пространное эссе «на тему». В конце концов, в том, как писатель отвечает на вопросы, так же оказывается его «писательская» натура.

Скажем, Леонид Кононович и в анкете представляется глубоко философским, углубленным в себя и у «французов» (ведь он переводит французских философов) литератором. В свою очередь Галина Пагутяк и в этом непритязательном жанре осталась мистиком Слова. А Василий Слапчук порадовал ироничным отношением к собственному «тяжелому кресту». Хотя, сказать по правде, с юмором у многих признанных мастеров слова» совсем не сложилось: так, Михаил Слабошпицкий всерьез заявил, что «человеку, который имеет действительно серьезные, действительно амбициозные по самым высоким критериям намерения в литературе, вообще не стоит жениться». Словом, и посмеяться, и поплакать. И крест, и венец. Хотя судя по настроению книги, литература все же ближе к «кресту». Видимо, потому, что среди анкет явно не хватает счастливой и беззаботной писательской молодежи.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of
Сказал как отрезал:
  • В чужой монастырь со своим уставом (не суйся)
    Опять мы переносимся в прошлое. До революции на Руси было несметное множество монастырей. Каждый из них управлялся по своим особым правилам, и крепко держался за них. Это и были монастырские «уставы». Плохо приходилось тому чернецу (монаху), который, привыкнув, скажем, к «печерскому» обычаю, переходил в Соловецкий монастырь:  тамошний начальник – игумен – всегда мог допечь его...
Top