Главная / Не к месту / «Белая голубка Кордовы» Дины Рубиной
9 мая 2013

«Белая голубка Кордовы» Дины Рубиной

Удивительный роман, о чём он? Сложно сразу определить о чём. В невероятно насыщенном событиями сюжете, сменяются страны, прорисованные с удивительной точностью Рим и Иерусалим, Испания мелькает провинциями Толедо, Кордова, Украина поражает красотой Винницы, старый Питер открывает свои тайны. В центре повествования авантюрист блестяще образованный и обаятельный, глубокий интеллектуал и мошенник Захар Кордовин. Он любит женщин, они отвечают ему взаимностью. Он обожает живопись этот гениальный реставратор и мастер подделок. Его судьба триллер или драма Робин Гуда? Динамика повествования не даёт опомниться и остановиться для размышлений.

Если говорить о жанре романа, то это скорее интеллектуальный с элементами мистики триллер. Язык романа прекрасный и лёгкий, сюжеты невероятны, но реальны, образы написаны настолько ярко и образно, что кажутся явно осязаемыми и даже знакомыми. Их можно встретить на улицах Питера или Винницы, или их пиратские образы выхвачены из снов и приключенческих романов, важно другое, персонажи вдруг становятся родными и близкими, поэтому не отпускают внимание читателя. Наверное, это всё-таки роман о судьбах, удивительных, невероятных судьбах людей сотканных из общего полотна жизни. И конечно о любви и смерти.

Детальная прорисовка психологических портретов персонажей, внимание к деталям быта героев, колориту мест их пребывания это особый талант унаследованный писательницей от отца художника. Музыкальное образование, она окончила Ташкентскую консерваторию, способствует созданию в романах особого ритма повествования. Это удивительно талантливая самобытная литература, достойная читательского внимания.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Сказал как отрезал:
  • После меня (нас) – хоть потоп!
    Предание приписывает эти слова то французскому королю Людовику XV, сказавшему однажды, что до своей смерти он надеется сохранить во Франции монархию, а «после меня – хоть потоп!», то его приближенным – маркизе Помпадур или виконтессе Дюбарри. Неважно, кто из них произнес циничные слова: в любом случае они отлично передают предельный эгоизм деспотических правителей Франции. Недаром...