Главная / Не к месту / Солженицын и индеец из романа Олдоса Хаксли

Солженицын и индеец из романа Олдоса Хаксли

В знаменитом романе-антиутопии Олдоса Хаксли показано «высокоцивилизованное» общество, где большинство трудовых процессов стали автоматизированными, а население, выводящееся искусственно из пробирок, посвящает жизнь «работе по графику» и развлечениям. Неуместным в этом мире оказывается лишь маленький индеец из резервации, в которой лишённые «благ цивилизации» обитатели ведут «естественный» образ жизни. Индеец нашёл полуистлевший томик Шекспира, зачитался им, вызубрил наизусть… И что получилось? Со своим архаичным слогом, который он почерпнул из шекспировских трагедий, он стал неуместен и в Новом Лондоне, и в своей резервации, хотя сам в общем и целом так и остался дикарём.

Этот гротескный и, как кажется, нереалистичный образ в некоторой мере можно считать предсказанием: именно таким был в последние десятилетия (да и ранее) Александр Солженицын. Этот писатель, несмотря на обилие государственных и международных премий, был человеком относительно малообразованным, всю молодость и зрелость провёл в концлагерях. Зато от корки до корки прочитал словарь В. И. Даля, изучил его и на основании этих знаний судил о нравах современного общества и о том, как следовало бы обустроить мир.

Словарь Даля – сочинение в большей степени художественное, чем языковедческое: научной словарной системы в годы его составления не было, не определялось также понятие «литературного языка». В значительной мере поэтому словарь В. И. Даля включает диалектные, просторечные и народно-поэтические единицы. Он хорош для изучения истории и «народного духа», однако не подходит (или недостаточен) для адекватной оценки действительности. Со своим знанием «русского языка по Далю» Солженицын так и не смог стать ни современным писателем, ни даже просто современным человеком.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Сказал как отрезал:
  • Кот в мешке
    «Купить кота в мешке» значит: приобрести что-либо за глаза, ничего не зная о достоинствах или недостатках покупки. Поговорка эта – плод французского остроумия. Вероятно, благодаря своей образности, даже неожиданности она крепко прижилась и в русском языке, и в английском (правда, англичане заменили кота поросенком), и в немецком. Интересно, что немцы создали несколько вариантов этого выражения....
Top