Главная / Не к месту / Олесь Ульяненко «Там, где Юг»
19 сентября 2013

Олесь Ульяненко «Там, где Юг»

После недавних скандалов и примирений Олеся Ульяненко с Национальной экспертной комиссией по вопросам защиты общественной морали (НЭК) очень хотелось увидеть, что же в итоге создаст писатель. Изменится ли его стилистика, станет меньше такого, что неподготовленному читателю можно воспринять за порнографию, а подготовленному — за чернушный неореалистический стиль? Как писал, так и пишет, хотя стал избегать некоторых слов в описаниях некоторых сексуальных сцен.

Художественное пространство произведений, собранных под одной обложкой этой книги, отличается так же, как и стиль романа „Там, где Юг” и рассказы 2003 года “Седой”. Если в первом преобладают описания открытого южного пейзажа, то во втором изображены почти исключительно коммунальное замкнутое пространство. Роман тяготеет к исповедательно-странствующей тематики с использованием псевдоавтобиографической манеры письма, тогда как повествование отличается невнятной фабульностью — предусматривает метод “потока сознания”.

 Но до самих произведений читатель доходит, обычно, после беглого прочтения анонсов-аннотаций на обложке, из которых понимаешь, что во всех бедах Ульяненко виноваты исключительно издательства, а не его специфическая муза. Когда издательство с явно протиульяненским названием „Клуб семейного досуга” предупредительно понесло крамольную „Женщину его мечты” в НЭК. Теперь же „Треант” пророчески ошибается — ведь утверждает, что за роман „Сталинка” Ульяненко получил Шевченковскую премию (хотя на самом деле он получил малую премию, а это — не одно и то же). Очень специфически выглядят в книге и сопроводительные одобрительные отзывы на творчество Ульяненко от Костенко и Загребельного в контексте указанных фактов про писательскую анафему от Московского патриархата и обвинений в порнографии. Но кто сейчас обращает внимание на рекламу? Поэтому к этим замечаниям стоит относиться с умеренным скепсисом.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Сказал как отрезал:
  • Распивочно и на вынос
    Так торговали спиртным царские кабаки со времён чуть ли не Бориса Годунова. Целовальник получал казённое вино в бочках сороковках, а продавал его либо в разлив — чарками и кружками, либо в мерной посуде — шкаликах, бутылках, штофах или полуштофах. Само слово «целовальник» произошло от того, что кабатчики клялись (целовали крест), что не будут разбавлять полученную...