Главная / Не к месту / Ярослав Лыжник

Ярослав Лыжник

«Знаю, точно знаю, что все мы засыпаны в отверстие жерновов, из которого не возвращаются назад. Их нижний камень вероятно взят с фундаменте Петрова храма, а верхний – сплавленный во время мегагалактичного коллапса». Эти слова являются основным мотивом сборника новелл «Черный остров», принадлежащего Ярославу Лыжнику – редактору буковинской газеты «Родной край».

Черный остров – это украинское село времен советской перестройки. Оно отделилось от «материка» и его уже никак не вернуть. Все, что ему осталось, – это черные нищета, тоска, деградация, ностальгия и полное осознание необратимости. Герои новелл – типичные представители тогдашних социальных условий – несправедливых и непонятных для обычных крестьян. Фанатичный сторож Гринько, что фигурирует в одноименной новелле и новелле «Снежный кальвиль», – пример моральной, психологической деградации под воздействием как социальных, так и факторов индивидуальных. Одно из ведущих мест занимает в произведениях Лыжника понятия морали и человеческой чести. «…Володька как забавляется, то забавляется. Но как делает – три за ним не угонится… А как будет иметь добрую женщину, то тот человек с машиной пусть спрячется перед ним». Высоконравственные качества выявляет и отец Андрюши – он помогает сторожу, не смотря на собственные нужды («Снежный кальвиль»).

Первая часть сборника имеет черты позднего модернизма, несколько депрессивного, критического. Автор почти не присутствует в новеллах, что дает возможность самому объективно и беспристрастно давать оценку действиям героев, по-своему понимать случаи из их жизни. Вторая же часть «Черного острова», состоит из четырех новелл, выписана в традициях постмодернизма. Здесь и погружение автора в собственное «Я», и мифологизация, и динамика образов, несут некий сакральный смысл. Словом, сборник Ярослава Лыжника по прочтении заставляет задуматься и взглянуть на привычные вещи под другим углом.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Сказал как отрезал:
  • От Понтия к Пилату
    Вот еще одно из многочисленных древних выражений, основанных на ошибке. По легенде, когда был схвачен и предан суду Иисус, ни иудейский царь Ирод, ни римский наместник «понтийский Пилат», или «Понтий Пилат», не хотели взять на себя ответственность за его казнь и несколько раз направляли его под разными предлогами друг к другу. Можно было бы сказать,...
Top