Главная / Не к месту / Юстейн Гордер

Юстейн Гордер

С обложки на вас поглядывают более двадцати спелых апельсинов. Пытаясь разглядеть в них «десять отличий», и вдруг можно понять, что самый большой промах книги, которую держишь в руках, – это именно переплет! Не бывает одинаковых апельсинов, впрочем, как и не бывает одинаковых людей. И именно в этом тайна того, как встречаются двое тех, кому суждено стать влюбленными. Он ищет только свой «апельсин», как и Она – только своего «апельсина». Так мыслит норвежский писатель-философ Юстейн Гордер. Для него любовь двух людей – сказка со своими заранее оговоренными правилами, а жизнь – великая мистерия, которая обязательно вырастает из сказки.

На самом деле «Оранжевая девочка» – сплошная сказка. Ведь, по сюжету, ее написали в соавторстве пятнадцатилетний Георг и его отец, Ян Улав, который умер, когда сыну было всего три с половиной годика. В последние дни жизни папа, зная, что он смертельно болен, пишет «взрослому» сыну, своему лучшему другу, письмо «в будущее» и прячет его в стареньком красном детском автомобильчике. «Я никогда не позволю Ньютону или Дарвину развенчать мистерию жизни», – убежден Ян Улав, романтик и фантазер с невероятно синими глазами, а затем рассказывает сыну про загадочную Оранжевую девочку.

Когда-то, задолго до встречи с Оранжевой девочкой, Ян Улав выбирал между тем, чтобы стать или поэтом, или же врачом-диагностом. Для начала выбрал второе, тогда как на первое времени просто не хватило… Зато он пишет письмо сыну, в котором ставит, по сути, древний философский вопрос: «Что есть все?» – и стоит это «все» того, чтобы жить. «Когда-нибудь мы узнаем, что все это такое», – предполагает пятнадцатилетний астроном-любитель Георг, и почти сразу находит ответ: все это «жизнеутверждающее allegretto». Именно это – «единственное, что имеет смысл».

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Сказал как отрезал:
  • Профессор кислых щей
    Так презрительно осаживают малограмотного человека, вздумавшего рассуждать о вещах, в которых сам ни уха ни рыла. Суди, мол, дружок, не выше сапога. В кислых щах ты, может быть, и разбираешься, а вещи серьёзные тебе недоступны. Впрочем, такая ли простая вещь – кислые щи? Вот недавно знатоки русской старины выкопали любопытный факт: оказывается во времена Екатерины...
Top