Главная / Не к месту / Зловоние Парижа Гренуй и великий Патрик Зюскинд

Зловоние Парижа Гренуй и великий Патрик Зюскинд

Жанровое сочетание романтизма, стиля барокко, триллера жестокого и от жестокости мистического сливается, воедино образуя интеллектуальные раздумья притчи. Безусловный бестселлер, переведённый на 33 языка мира одно из самых читаемых произведений сегодня  и навсегда.  Герой романа Гренуй, имя его с французского переводится, как лягушка, и был рождён как лягушка. Его мать бросила родившийся плод, даже не поинтересовавшись, живой он или нет. А он выжил.

И явилось миру чудовище и абсолютный гений. Гений понимания и ощущения запаха. Запах мира, запах людей стали предметом его изысканий. Совершенствуясь в искусстве создания запахов, он стал убийцей, убить значит поймать прекрасный запах молодой девушки, девственницы, получить этот запах, чтобы создавать всё более совершенные ароматы. Жестокость, унаследованная от жизни как единственной матери сироты и гениальность, сделавшая его величайшим парфюмером равным которому не было никого и создали эту «историю одного убийцы». Автор умело разыгрывает псевдо историческую реальность романа.

Даты, которыми роман изобилует, сообщают читателю все вехи его недолгой жизни, он родился и умер в один день. Встреча с девушкой с улицы Марэ, положившая начало убийствам, даты смерти других персонажей создают абсолютною реальность течения времени. Для создания эффекта реальности и даже кинематографичности движения времени автор ведёт подробное описание места действия, прежде всего действие, начинается и заканчивается в одном месте на кладбище невинных в Париже. Передвижения героя чётко фиксируются автором, и читатель видит передвижения героя, как-будто смотрит этот триллер.

Ну а заказать визитки в Минске вы можете посетив сайт print-reklama.by. Только там есть лучшая типография с приемлемыми расценками.

Сказал как отрезал:
  • Галопом по Европам
    Ироническое выражение это возникло, по-видимому, в народном языке как насмешка над теми горе-туристами, которые в конце XIX  и вначале XX века вихрем проносились по прославленным заграничным местам, ничего по существу не видя, нигде не задерживаясь, а потом судили обо всем как «бывалые», знающие люди. В 1928 году М. Горький употребил это крылатое выражение в одной...
Top