Главная / Не к месту / Вера Иванова и Вера Воронцова – что их объединяет?

Вера Иванова и Вера Воронцова – что их объединяет?

Детскому читателю известна автор произведений для этой аудитории – Вера Иванова. Критики характеризуют ее как представителя современного поколения детских литераторов, чье творчество разнообразно и многогранно. Вера Иванова пишет стихи, рассказы, создает очаровательные книжки-игрушки для самых маленьких читателей, принимает участие в сборе и издании энциклопедий для детей, для взрослеющей публики Иванова пишет подростковые романы. Творчество писательницы интересно не только для детей, оно познавательно и для их родителей: из них можно подчерпнуть ответы на темы воспитания детей, помощи школьникам, взаимопонимания между двумя поколениями.

Те, кто интересуется не только творчеством Ивановой, но и ее биографией, могут наткнуться на имя Веры Воронцовой. Оказывается Воронцова – это псевдоним  Веры Владимировны Ивановой, который возник при написании писательницей детективных романов. Да, здесь писательница уже совсем не детский автор, Воронцова романтичный, ироничный, но серьезный автор детективов.

Удивительно, что в море подобной литературы, где царят предательства, интриги, преступления, менты и их расследования, Воронцова сумела остаться хрупкой женщиной и привнести в свое «творчество для взрослых» и юмор, и тонкую композицию, и женскую ранимость, и романтичность в отношениях и событиях. Среди всех милицейских и полицейских детективов, романы Воронцовой  выделяются  своей чистотой и силой классического детектива.

Среди ее произведений можно отметить  « Рейс на выживание», «Лавина», серии  «Детектива глазами женщины» и «Врачебных секретов».

Интересно, что Вера пишет стихи, и во многих  экранизациях ее романов звучат песни, написанные на ее стихи («Богатая и любимая», «Экстренный вызов»).

Сказал как отрезал:
  • После меня (нас) – хоть потоп!
    Предание приписывает эти слова то французскому королю Людовику XV, сказавшему однажды, что до своей смерти он надеется сохранить во Франции монархию, а «после меня — хоть потоп!», то его приближенным — маркизе Помпадур или виконтессе Дюбарри. Неважно, кто из них произнес циничные слова: в любом случае они отлично передают предельный эгоизм деспотических правителей Франции. Недаром...