Главная / Не к месту / Новое поле боя, или в очередной раз про диагноз прозы России двадцать первого века
27 марта 2013

Новое поле боя, или в очередной раз про диагноз прозы России двадцать первого века

Новое литературное столетие очень быстро разменяло первое десятилетие. Возраст переходный, отроческий, трудный. Что ждёт нас в грядущем – не совсем понятно, но кое-какие характерные черты у подростка определённо вырисовываются. В бытии и быте сегодняшней литературы причудливо совмещаются механизмы рыночной экономики и эстетические факторы, что формирует зачастую притворную и специфическую форму развития литературы последних 10 лет. Умберто Эко задаёт в своём сочинении “Сотворить читателя” вопрос, существуют ли авторы, которые работают исключительно для потомков? И даёт ответ, нет, невзирая на все уверения. Мы не Нострадамусы.

Мы не в силах вообразить себе образцового читателя нового поколения. Нам известны лишь наши современники. Современность, яркая, кричащая, противоречивая, всё время бросает литературе вызов, заставляя играть по её правилам и действуя в качестве сильного раздражителя. Захар Прилепин, автор, который остро чувствует время, в одном интервью сказал, что современность обладает странным свойством, её практически нереально описать в реалистической художественной литературе, не делая отступления в пошлость либо в памфлет. Всё таки литература начала века очень точно сканирует наше сложное время и достаточно точно определяет его диагноз.

Большинство критических образов, которые посвящены предварительным итогам первого литературного десятилетия, пронизаны ощущением неосуществившихся надежд и настроением какого-то разочарования.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Сказал как отрезал:
  • На краю света (земли)
    Древние народы представляли себе Землю в виде тела довольно причудливой формы. Оно напоминало глубокую тарелку, за краями которой простирался, окружая ее со всех сторон, бесконечный океан. Таким образом, люди представляли себе, что пересечь Землю поперек, пройти ее «от края до края» было вполне возможно. Наши представления в области географии стали совсем другими, а в языке...