Главная / Не к месту / Вкус изюма из булки Шендеровича
17 мая 2013

Вкус изюма из булки Шендеровича

Исаак Бабель высказал прекрасную мысль о том, что жизнь всегда старается походить на хорошо придуманную историю. Жизнь, собранная в одну булку и нашпигованная изюминками рассказов замечательных умнейших людей, таких как Зиновий Гердт, Олег Табаков, Валерий Фокин, Владимир Кара-Мурза, Геннадий Хазанов и множеством других разбавленная наблюдениями автора и замешанная на дрожжах его таланта предстаёт в книге Виктора Шендеровича «Изюм из булки».

Её можно читать, можно не читать, её можно читать с любой страницы и любого места, это всегда вкусно и очень смешно. Судьбы несуществующих героев книги это судьба страны, иронично пересказанная прекрасным лёгким языком шаловливого автора, заявляющего в самом начале об использовании ненормативной лексики. Необходимость такого применения словоформ заключается, по мнению автора в сущности великого русского языка, где ни одна буква не может быть произвольно заменена, руководствуясь нормами морали, и всех кому это не нравится, автор тут же отправляет по адресам специально предусмотренным.

Записи или зарисовки мемуарного характера хороши для отдельного прочтения. Можно наугад открыть книгу и понять стоит ли читать её целиком. Маленькая зарисовка всего два предложения под названием «А теперь – дискотека!» Глазами автора видим надпись, призывающую побывать на дискотеке «Молодая гвардия». И дальше вопрос автора, а как имя диджея такой дискотеки, Олег Кошевой? Нелепость времени, где соединились два безумных периода времени, угнетает своей очевидностью. Грусть и смех сквозь слёзы, ностальгия и надежды составляют послевкусие от съеденного изюма из книги булки талантливого Шендеровича.

Ну а найти или заказать анимации с девушками вы можете посетив сайт cool-pictures.su. Там есть лучшие фото и анимации на любую тему.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Сказал как отрезал:
  • Под орех разделать
    Мы видели среди тех словосочетаний, которые разбирались, огромное число заимствованных у древних народов, много вышедших из литературных книжных источников, очень большое число берущих свое начало в религиозных, так называемых священных, книгах. Но тысячи их родились в языке различных мастеровых, вышли из речи крестьян, кустарей, всевозможных ремесленников. Это неудивительно: работа, труд, мастерство всегда больше, чем что-либо...