Главная / Народы РФ и мира / Применение пословицы — На всякого мудреца довольно простоты
18 мая 2022

Применение пословицы — На всякого мудреца довольно простоты

Пословица: На миру и смерть красна.

Пословицы, близкие по смыслу, аналоги:

Интерпретация смысла, значение:

«На миру и смерть красна» – это пословица о том, что в окружении родственников, друзей и даже просто знакомых преодолеть трудности проще, чем в одиночестве. Вместе, дружно, сообща людям по плечу любые испытания.

Есть у пословицы и другой, более глубокий смысл. Издревле считалось, что погибнуть за честь Родины — героический поступок. Сражались русские солдаты на поле боя, вместе со своими товарищами, воевали дружно и смело. И не было ни одного бойца, смерть которого прошла бы бесследно. Им присуждалось звание героя посмертно, и народ всегда гордился такими людьми. Смерть на поле боя, во имя Родины казалась уже не такой страшной.

Читайте также: Пословицы и поговорки о воде. занимательные факты по окружающему миру по теме

Корни этой пословицы уходят в деревенский быт дореволюционной России. «Мир» – это крестьянская община, которая жила на основе круговой поруки. Словом «мир» в пословице обозначается народ, люди, общество. А словом «красен» в фольклоре часто заменяют прилагательные «красив, мил, хорош». Таким образом, дословно высказывание можно трактовать так:

Буквально: Вместе и умирать не страшно. Вместе все по плечу!

На миру и смерть красна

«Только у нашего народа могла родиться известная поговорка: «На миру и смерть красна». Как это так? Смерть – это что такое? Это ужас. Нет, оказывается, на миру и смерть красна», — В. Путин. Пословицы о русском характере.

На прямой линии связи с гражданами страны (вроде бы так это событие официально именуется) на прошлой неделе Президент поделился размышлениями о русском характере.

Он ответил на вопрос «Что для вас есть русский народ?» в том числе такими словами:

«Мне кажется, что русский человек, или, сказать пошире, человек русского мира, он прежде всего думает о том, что есть какое-то высшее моральное предназначение самого человека, какое-то высшее моральное начало. И поэтому русский человек, человек русского мира, он обращён больше не в себя, любимого… Мне кажется, ведь только у нашего народа могла родиться известная поговорка: «На миру и смерть красна». Как это так? Смерть – это что такое? Это ужас. Нет, оказывается, на миру и смерть красна».

Интересный прием – охарактеризовать русский характер через пословицы, потому что они и рождались одновременно с формированием русского характера. Тут стоит заметить, что пословицы именно о русских как таковых появились довольно поздно. Многие просто переиначили и вместо «мужик» поставили «русский человек». Также тут важно делать поправку и на то, что русские люди не сидят законсервированные в болоте, а тоже развиваются и меняются, и многое к нам уже нельзя применить.

Мы решили подумать, какие еще пословицы стопроцентно подходят для характеристики русского человека. И вот, что у нас получилось.

«Русский долго запрягает, да быстро едет».

Эти слова, правда, иногда приписывается Бисмарку, но какая разница, если выражение стало русской пословицей. Из той же серии «Работа не волк, в лес не убежит» и примкнувшая к ним «Тише едешь — дальше будешь». С этим не согласится может разве что человек, который никогда нигде в России не работал. Работа у нас начинается ровно за столько, за сколько ее можно сделать при максимальном напряжении до установленного срока, дедлайна.

«Смешно дураку, что рот на боку».

Способности русского человека смеяться над собственными недостатками едва ли можно найти равных. Уже существуют даже англоязычные обзоры русских интернет-шуток, что о многом говорит. При этом шутки по-настоящему изобретательны, сродни цирковым, балаганным. А о числе юмористических программ и даже целых юмористических каналов не надо и напоминать.

«Что русскому хорошо, то немцу смерть».

По легенде, эту пословицу сочинил немец, который увидел, как прописанное русским врачом сало с медом убило немецкого мальчика, больного пневмонией, и исцелило русского парня. Проверить это невозможно, зато пословица верная. Тут даже за примерами дальше улицы идти не надо: в прошлом году в США на Северо-Западе было минус тридцать, и все СМИ только об этом месяц и говорили. А у нас радовались, что похолодало — можно в проруби купаться.

«Не лаптем щи хлебаем».

Читайте также: Когда-то. Жизнь и быт древних славян (Римма Харламова)

Русский человек – открытый и в быту откровенный и прямой, и поэтому его часто считают простым. Простым для манипулирования или управления. Однако история и практика показывает, что это не совсем так. А любой завалящий политтехнолог скажет, что это совсем не так. Практически любая идеология в России не приживается. Манипулировать, конечно, можно, но если посадить пол страны в тюрьму и еще четверть расстрелять, а это немного другое. Так что мы не так просты и тоже не лаптем щи хлебаем.

«Лучше знаться с дураком, чем с кабаком».

Это пословица наоборот. В русском языке сотни пословиц против винопития и пьянства. Можно, конечно, предполагать, что связан этот феномен как раз с борьбой с пьянством, или, например, что все пословицы выдумали жены пьющих мужей. Но подобная трактовка не выдерживает критики, поскольку ненаучна. Скорее всего, дело в том, что русский человек не считает пьянство пьянством. Для него это духовная практика и «юродивость». А кто пьет, тот и впрямь дурак.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Здесь выложена бесплатная электронная книга На миру и смерть красна

автора, которого зовут
Серова Марина
. В электронной библиотеке lib-detective.info можно скачать бесплатно книгу На миру и смерть красна в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать онлайн электронную книгу: Серова Марина — На миру и смерть красна без регистрации и без СМС

Размер книги На миру и смерть красна в архиве равен: 68.11 KB

Серова Марина На миру и смерть красна Марина СЕРОВА НА МИРУ И СМЕРТЬ КРАСНА Глава 1 НА МИРУ И СМЕРТЬ КРАСНА Я прогуливалась по торговым рядам, рассеянно обозревая прилавки. После удачно завершенного дела меня иногда подмывает походить просто так по улицам, потолкаться в толпе, поглазеть на витрины. Наверное, я делаю это для того, чтобы еще раз убедиться в том, что жизнь вокруг меня продолжается, несмотря ни на что. Я жадно вдыхала горьковатый осенний воздух, медленно вышагивая по вымытому вчерашним дождем тротуару. В трещинах асфальта виднелись пожелтевшие травинки, пробившиеся толстыми пучками. Как хорошо знать, что большинство людей живут обычной жизнью и занимаются своими маленькими, но очень важными делами — покупают, продают, назначают встречи, ходят в кино, друг к другу в гости… Шум базара, говор толпы, грохот тележек действовали на меня почти гипнотически. Я улыбалась людям, слово сомнамбула, иногда ловя ответные улыбки. Вот, например, девушка в красном плаще, стоящая у стены мраморного павильона. Она что-то шептала себе под нос, почти не обращая внимания на снующую взад и вперед толпу. И когда ее глаза встретились с моими, она виновато улыбнулась. А потом стала медленно оседать на землю, цепляясь руками за гладкую полированную поверхность. Правый рукав ее плаща слегка задрался, обнажив на запястье черный кожаный браслет. Девушка свернулась клубком возле входа в павильон кормов для животных и забилась в судорогах. — «Скорую»! Скорее! — раздались крики. Сквозь шеренги торговых рядов уже спешил врач в грязном белом халате и двое молодцов с носилками. За ними не спеша следовал милиционер, слегка постукивая себе по ноге длинной дубинкой. Нагнувшись над телом, врач вскоре медленно поднялся, обреченно махнул рукой. Дюжие санитары уложили бездыханную девушку на носилки, закрыв ей лицо белой простыней с коричневатыми разводами, и, крякнув, отправились со своей скорбной ношей к машине «Скорой помощи». — Сердце, наверное, — участливо вздохнула торговка пневматическим оружием. — Или отравилась от несчастной любви, — выдвинул свою версию продавец попугайчиков. — А почему от несчастной? — поинтересовалась любопытная торговка. — Потому что от счастливой дети рождаются, — весело объяснил ей владелец попугаев. — Как у меня, например. Восемь детей от четырех жен! Жизнь шла своим чередом. — …выигрыши до десяти миллионов выплачиваются на месте! — надрывался продавец лотерейных билетов. — Не упустите свой шанс. Обогащайтесь! На его призывы почти никто не реагировал. Изредка подходила какая-нибудь девочка после удачного шоппинга, то бишь посещения вещевого рынка, бушевавшего неподалеку, и покупала один-другой билетик на оставшиеся в кошельке тысчонки, рассчитывая, очевидно, компенсировать затраты. В лучшем случае она выигрывала право на приобретение еще одного билета, который, конечно же, оказывался невыигрышным. — Если вы покупаете пять билетов и не выигрываете, вам возмещаются затраты! — бодро выкрикивал лотерейщик. — Обман трудового народа эти лотереи, — заворчала за моей спиной старушка, с трудом волочившая сумку с заморской снедью. — Иногда люди хотят быть обманутыми, — задумчиво отозвалась я. — Совсем нас голодом решили уморить, — не унималась старушка, толкая перед собой сумку. — Да ты ж, бабка, на месяц вперед отоварилась! Всю потребительскую корзину закупила! — громко хохотнул парень в кепке, торговавший газетами. И еще чем-то недовольна. — На свои ем, — огрызнулась старушка. — А ты молчи, спекулянт-кровопиец. Как, однако, бесконечно однообразны все эти разговоры на рынках! Все, конечно, всем недовольны, и это, в общем, нормально. Только виновников ищут разных. Одни — коммунистов, другие — демократов. — А вы загляните в свою душу, — как бы продолжая мои мысли, произнес продавец книг, обращаясь к покупателю. Симпатичный юноша, топчущийся у лотка с пестрыми обложками, неуверенно спросил: — А есть у вас что-нибудь по розенкрейцерам? — Я прислушалась. Розенкрейцеры одно время меня весьма интересовали, теперь я к ним слегка охладела, но считала, что этот материал, тем не менее, достоин пристального изучения. — По розенкрейцерам — нет. Вот, не хотите ли приобрести новое пособие по русской йоге? С видеокассетой. А вот еще сборник афоризмов Юстаса. Это новый пророк от этого… братства разума. Мудрые мысли и их толкования. Продавец не хотел упускать клиента. Видя, что юноша колеблется, он открыл книжку и зачитал вслух: — «На миру и смерть красна. В этой русской пословице на самом деле говорится о последнем духовном опыте, который предстоит человеку. Свидетельствуя своей кончиной, вернее, переходом на иной уровень существования…» — Да-да, спасибо, — прервал его юноша. — Я еще тут у вас посмотрю… Мне захотелось помочь молодому человеку, и я включилась в разговор: — Несколько лет назад выходила хорошая литература о розенкрейцерах, к сожалению, в последнее время она не переиздавалась. Но вы можете найти ее в библиотеке. Давайте, я вам продиктую… — О, спасибо! — Юноша тут же оторвался от созерцания прилавка. Он неловко поправил очки, то и дело сползавшие ему на нос, достал блокнотик. — Можете позвонить мне вот по этому телефону, — предложила я, закончив диктовку и протягивая ему визитку. — Вдруг у вас возникнут какие-то вопросы. Молодой человек взглянул на визитную карточку, потом уставился на меня и глупо улыбнулся: — Первый раз вижу перед собой частного детектива. Да еще интересующегося розенкрейцерами. — Не только розенкрейцерами, — усмехнулась я. — Всеми остальными людьми тоже. — Ну да, разумеется, — смешался молодой человек. — Меня зовут Володя. Владимир Слепцов. — Очень приятно, Татьяна, — представилась я, подавая руку. Володя ограничился едва заметным пожатием, хотя мне почему-то вдруг показалось, что он легко может раздавить мою ладонь в своей. — До встречи, — попрощалась я, осторожно высвобождая свою руку. Слепцов еще раз беспомощно улыбнулся мне и направился к выходу с рынка. Через несколько минут его светлый плащ смешался с толпой. Я слегка поежилась от налетевшего порыва ветра. — Больно умные все стали, — безадресно констатировал продавец лотка с эзотерической литературой. Я поняла причину его недовольства, ведь я отбила у него покупателя. — Что у вас там за афоризмы? — вздохнула я. — Покажите-ка. Продавец протянул мне изящно оформленную книгу в переплете с золотым тиснением. «Братство разума» — красовалось на обложке. «Афоризмы и толкования». Я пролистала книжку. Ничего особенного. Так, переливание из пустого в порожнее. Общие места и многозначительный туман. Но книгу я все-таки купила, прельстившись до смешного низкой ценой. Более того, оказалось, что человек, купивший «Афоризмы», удостаивается еще и подарка в виде роскошного проспекта, повествующего о деятельности нового религиозно-культурного объединения. «Как в лотерее, — подумала я. — Своеобразная компенсация за невыигрышные билеты». Упрятав брошюрку и проспект в сумочку, я стала изучать развал на лотке и настолько увлеклась этим, что постыдно утратила бдительность. Я вдруг почувствовала внезапную легкость на своем плече. Как будто оно освободилось от какой-то тяжести и слегка подалось вверх. — Держи!!! Держи вор-ра!! — пронзительно закаркала худощавая женщина за соседним лотком, заваленным дешевыми драгоценностями. Мгновенно обернувшись, я успела увидеть невысокого парнишку, шмыгнувшего за прилавки. Он что-то засовывал на бегу под свой свитерок, и это, без сомнения, была моя сумочка. Базар всколыхнулся. Кража в храме торговли — это оскорбление, нанесенное всем продавцам. Хотя украли и не с прилавка, тем не менее господа мелкие лавочники возмутились до глубины души. Они были готовы ринуться вслед за вором и примерно наказать его, дабы другим неповадно было, но не могли, разумеется, оставить без присмотра свои прилавки. Так что торговцы лишь приплясывали на месте, обмениваясь возмущенными восклицаниями. Я ринулась вслед за малолетним воришкой, браня себя за рассеянность. Его болоньевая курточка мелькала то у стойки с видеокассетами, то рядом с хозяйственными товарами. Мальчишка петлял как заяц, и я чувствовала себя гончей собакой, преследующей дичь. Направляемая в нужную сторону участливыми выкриками азартных продавцов («Направо пошел!», «Вон он, у эроттоваров!», «Левее, левее бери!»), я скоро выбилась из сил. Да и роль преследователя подобной дичи, честно говоря, была мне не по нраву. Я привыкла распутывать более заковыристые задачи. А играть в догонялки я не люблю. Разом осознав все это, я решила остановиться и прекратить погоню. Поправив свернувшийся на сторону шарф и стараясь не особенно пыхтеть после незапланированной пробежки, я медленно вернулась к лотку, у которого произошло ограбление. — Ушел? — горестно посочувствовал мне продавец. — У вас в сумочке было что-то ценное? Я отрицательно покачала головой. Что-то ценное было не в сумочке, а у меня на плечах. А голову, к счастью, не так-то просто оторвать. В сумочке же лежали: потрепанная ксерокопия лицензии частного детектива, выданная Татьяне Ивановой, то есть мне; бусы из нефрита с ниткой на сто тринадцать жемчужин, по числу отметин на теле Будды; пепел белой гвоздики, сожженной на ароматической свече (предохраняет от неожиданных неприятностей и способствует активизации мысленных процессов); пятисотмиллиардная купюра бывшей Югославии, изъятая из обращения, и кроличья лапка — просто так. Учитывая факт, что подобная история произошла со мной не впервые, я подумала: «Интересно, к каким последствиям приведет кража сумочки на этот раз?» — Распоясалось хулиганье, — посетовал продавец. — Вот, возьмите-ка. И он протянул мне брошюрку с афоризмами. — Но как же вы будете отчитываться? — удивилась я, отдергивая протянутую было руку. — А доходы с продажи этого издания не запрашиваются, — успокоил меня продавец. — Эти книжонки к нам поступают совершенно бесплатно, а мы реализуем их по бросовым ценам. Да еще и проспектики в придачу. Так что это — мой подарок вам. — Спасибо, — с удивлением поблагодарила я продавца и, крепко держа в руках брошюрку с проспектом, неторопливо направилась к выходу. Неподалеку от железных ворот с вытянутой аркой, там, где дрожал воздух от звуков пасадены-босановы, ревущих из киоска с аудиокассетами, толпились люди. Из гущи народной то и дело раздавались восхищенные возгласы: — Гляди! И не падает! — А вдруг по ноге? — Ко мне тоже все липнет… — Да у него магнитный жилет! — Gillette? С двойным лезвием и плавающими головками? — Сам ты… с плавающей головкой. Это ж русский самородок! Протиснувшись сквозь потертый драп и замшелый кашемир, я с удивлением обнаружила следующую картину. Мужик лет шестидесяти пяти, седоватый, худой и очень веселый, держал две сковородки. Но не в руках, а на своей чахлой груди. Металлические круги казались прочно приклеенными. Старик с бодрой улыбкой озирал удивленных зрителей, подмигивая им, словно фокусник. «Бывает, бывает, — подумала я. — Притягивает старичок железяки, как магнит опилки. Наверняка хорошая прибавка к пенсии. Но где же шапка для сбора купюр?» Головной убор не просматривался. А в музыкальном киоске тем временем кукарача сменилась чарльстоном. Народ ахал и качал головами. — А как вы это делаете? — спросила одна женщина, задумчиво облизывая мороженое. — Резервы человеческого организма еще не раскрыты, — с готовностью объяснил ей дед. — Человек не знает, на что он способен. — «Это уж точно, подумала я. — Хорошее начало для любого продолжения». — И практически любой из вас, — старик обвел рукой толпу, — может почти все. «Ай, как славно, — продолжала я комментировать про себя происходящее. — Вот сейчас он и сделает свой маленький бизнес. Интересно, что это будет? Пособие по развитию сверхнормальных способностей, изданное лет пять назад и залежавшееся на складе? Или какой-нибудь тренажер вроде магнитного колечка?» — Приходите к нам, и вы сможете больше узнать о себе! — Старик торжественно вручил женщине красочный проспект, точно такой же, как тот, что торчал у меня под мышкой. — Грядет эпоха Водолея! Человечество будет вынуждено отказаться от дальнейшего развития цивилизации по пути научно-технического прогресса и перейти на новый, биологический уровень. Впереди — огромное поле для работы над собой! Приблизим будущее вместе! «О-о, — подумала я, — да у них дело поставлено на широкую ногу. Когда фирма отказывается от мгновенной маленькой прибыли в расчете на большую прибыль в будущем, это серьезная своим». — Здравствуйте, — вежливо кивнула мне с порога красивая женщина лет тридцати. — Вы — Татьяна Иванова? Я не ошиблась? — Да-да, проходите. — Наверняка клиентка. С одной стороны, это очень кстати, потому как мой последний гонорар успел улетучиться. С другой — уж очень хотелось отдохнуть. Хотя бы день или два. Но клиент есть клиент. Женщина, не дожидаясь приглашения, уселась на стул. Я пристроилась на своем диванчике напротив нее, ожидая, что сейчас она приступит к рассказу. Но моя визитерша сосредоточенно молчала, словно не зная, с чего начать. — Вы пришли ко мне, потому что нуждаетесь в помощи? — тихо спросила я. Дама молча кивнула. — Но, согласитесь, что для того, чтобы вам помочь, я должна сперва как минимум узнать, в чем состоят ваши проблемы. Снова кивок. — А для этого вы должны рассказать мне о них. И с этим утверждением дама молча согласилась. Я, кажется, поняла, в чем дело. Моя клиентка оказалась в трудном положении. Но она не привыкла попадать в такие положения. Судя по всему, она была довольно состоятельна. Прекрасный костюм, изысканная обувь, обручальное кольцо с небольшим, но искрящимся всеми цветами радуги бриллиантом, изумрудное колье — все это свидетельствовало об определенном достатке. И вот эта женщина вынуждена теперь обратиться к частному детективу. Поэтому неудивительно, что она не может решить, с чего начать. Наверняка ей придется рассказать слишком о многом. — Видите ли, Татьяна, у меня хотят украсть ребенка, — начала она. И тут, как на грех, в дверь снова зазвонили. Два длинных звонка. Человек, ожидающий сейчас у дверей, явно был настойчив и считал, что имеет на это право. Дурацкое положение, правда? Стоило моей клиентке выжать из себя первую фразу, как нам тут же решили помешать. А ведь я знала по личному опыту, что, если молчаливый клиент начал говорить, он выкладывает всю свою подноготную. Иногда даже приходится его останавливать. — Извините, вы не могли бы немного подождать, пока я разберусь, кто там пришел, — попросила я. — Да-да, конечно, — отозвалась женщина. — Дела есть дела. Это выражение свидетельствовало о многом. Дела есть дела, значит, надо их делать, несмотря ни на что и вопреки всему. Знакомая точка зрения современного бизнесмена. — Ба-а? — удивилась я, открыв дверь. Мой одноклассник Борис Расторгуев, несколько лет назад принятый на работу в уголовный розыск, тоже выглядел несколько удивленным: — Так вот кто у нас Татьяна Иванова? А я-то думал: что это за конкурент у органов объявился? Можно к тебе? — Боренька, в другой раз — с превеликой радостью, а сейчас — на сигарету. Хорошо? Я пригласила его пройти на кухню, чтобы не пугать клиентку. Ведь некоторые люди реагируют на милицию примерно так же, как нервная кошка на внезапно появившуюся дворовую псину. — Чем обязана? — спросила я, предлагая сигареты. — Если ты, Танька, точно не однофамилица Татьяны Ивановой, то многим. И не ты мне, а я тебе, — церемонно отозвался Расторгуев. — Благодаря тебе кривая нераскрытки круто пошла вниз. — Кривая чего? — не поняла я. — Нераскрытки, нераскрытых преступлений то бишь, — пояснил Расторгуев. — Ликвидация банды Котелкова — это крупная победа. Наша общая победа. — Ну что ты, — ответила я. — Если бы не случайность, я вряд ли бы догадалась, что под видом скромного ученого скрывается опасный преступник. — Должен тебе признаться, меня скоро… — неразборчиво зашептал мне на ухо Расторгуев. — Повесят? — не расслышала я. — Но за что же? Неужели у вас такие нравы? — Повысят, — расхохотался Расторгуев. — А если и повесят, то на доску почета. — Мои поздравления, — отозвалась я. — Это здорово, когда висишь на доске. А вот меня повышать уже некуда. Частный детектив — это и рядовой оперативник, и старший следователь, и аналитический отдел, и подчас прокурор с адвокатом. В одном лице. В моем то есть. Все это замечательно, но, я полагаю, ты зашел ко мне по какому-то делу, а не только чтобы поделиться своей радостью, не так ли? — От тебя ничего не скроешь, — улыбнулся Расторгуев. — Но повод для моего визита действительно пустяковый. Дело в том, что грядут выборы губернатора… — Ничего себе пустячок, — отозвалась я. — Да нет, — отмахнулся Расторгуев, — я хотел сказать, что мы очень рассчитываем на тебя… — Да? — от всей души удивилась я. — Но я не собиралась выставлять свою кандидатуру. Впрочем, если вы полагаете, что так будет лучше для области… Расторгуев расхохотался. — Нет-нет, я не призываю тебя становиться губернатором, — снова прыснул он в кулак, представив на секунду подобную перспективу, — просто решил предупредить, что… в общем… Тут он снова принял торжественный вид: — Если тебе вдруг откуда-либо станет известно о каких-нибудь намерениях, направленных на срыв выборов, ты должна тотчас поставить в известность соответствующие органы, то есть меня. — А мне это уже известно, — не моргнув глазом, ответила я. Расторгуев сразу помрачнел и достал блокнот. — Рассказывай! — решительно приказал он. — Что тут рассказывать, — пожала я плечами, — власти сами делают все, чтобы народ не шел на участки. Во-первых, неудачно выбран день. Во-вторых, слишком много кандидатов, и разобраться в их программах нормальному человеку не представляется возможным. Хотя и понятно, что больше всего шансов у нынешнего главы администрации Курицына. В-третьих, слишком короткое время отпущено на избирательную кампанию. В-четвертых, бездарная реклама. В-пятых… Борька Расторгуев захлопнул блокнот и укоризненно посмотрел на меня: — Я вижу, что ты с недостаточной серьезностью отнеслась к моему предупреждению. — Куда уж серьезней, — ответила я. Расторгуев покачал головой и привстал с табуретки, намереваясь распрощаться. — Кстати, а что это за «Братство разума» у нас недавно объявилось? — спросила я его уже в прихожей. — «Братство разума»? — нахмурился Расторгуев. — А-а, это какая-то религиозно-культурная организация. Знаешь, мне абсолютно нечего тебе рассказать. Во всяком случае, пока никаких жалоб на них не поступало. — О да! — подтвердила я. — Ведь чтобы вас заинтересовать, нужно как минимум нарушить Уголовный кодекс. А профилактика правонарушений теперь перешла в область частной жизни. Например, я имею полное право объяснять своим согражданам, что красть грешно. Расторгуев покидал мой дом слегка раздосадованный, но втайне радуясь, что мои подозрения о причине возможного срыва выборов оказались совсем не той информацией, которой он ожидал. Действительно, не сажать же за решетку всю областную администрацию! Впрочем, не исключено, что это вопрос времени. Новая метла и все такое. Когда за Расторгуевым захлопнулась дверь, я с облегчением вздохнула и вернулась к своей клиентке.

На миру и смерть красна — Серова Марина => читать онлайн книгу детективов дальше

Хотелось бы, чтобы книга-детектив
На миру и смерть красна
автора
Серова Марина
понравилась бы вам! Если так окажется, то вы можете порекомендовать книгу
На миру и смерть красна
своим друзьям, проставив ссылку на эту страницу с детективом: Серова Марина — На миру и смерть красна. Ключевые слова страницы:
На миру и смерть красна; Серова Марина, скачать, бесплатно, читать, книга, детектив, криминал, электронная, онлайн

Словарь пословиц и поговорок

НА МИРУ (на людях» с людьми) И СМЕРТЬ КРАСНА. Когда человек не один, все можно пережить, даже умереть не страшно. Ср. С миром и беда не убыток. Видно было, что несмотря на то, что он был очень трусоват,— на миру и смерть красна; он совершенно стал спокоен с тех пор, как нас было много. Л. Толстой, Метель. Села Горлова приказчик, прочитав газету, велел позвать к себе земского.— Кто прислал эту газету? — спросил он.— Да всем разносят… от помещика Галкина.— Ты знаешь, здесь надо мною смеются? — Да, это я давеча прочитал… насмехаются.. Верно, куда-нибудь это пойдет? — Должно быть, к исправнику… а то в суд… что ж, на миру и смерть Красна. Н. Успенский, Деревенская газета. Как жили? Полосы делили. Земля была худа, тесна. И сельский «мир за то хвалили, что «на миру и смерть красна. Д. Бедный, Бойцам за красную жизнь. Прошло так ни много ни мало, и показался со стороны Ордынской дороги передовой татарский отряд. Сам Тохтамыш был где-то еще далеко.— Ну, бабоньки, не робьте! — подбадривала их Варвара.— На миру и смерть красна. Вьюрков, Рассказы о старой Москве. Эх, думаю, помирать, так уж на людях. На миру и смерть красна! Будь что будет! Решился я в Ярославль пойти. Вдоль Волги, бережком. П. Лосев, На берегу великой реки. Маркешка как-то не думает о том, что камни посыплются на него при первом же залпе вражеских батарей. На миру и смерть красна. Н. Задорнов, Война за океан. Не успели выйти из перелеска, как французский стрелок подвел к Черепковскому Савелия Табакова. Савку не прибили, а только отняли у него оружие, но почему-то оставили ранец.— Вот, брат, попались,— огорченно шепнул Черепковский товарищу. Но ему стало все-таки как-то веселее: на миру и смерть красна! Раковский, Кутузов.— Трудный это участок работы — гражданское подполье. Партизанам легче. Они все вместе, а на миру, как говорят, и смерть красна. Попов, Закипела сталь.— Уж если ему [Юрию Дмитричу] было на роду написано не дожить до седых волос, так пусть бы он умер со славою на ратном поле: на людях и смерть красна, а то, подумаешь, умереть одному, под ножом разбойника! Загоскин, Юрий Милославский.— Я только себя спрашиваю, какую пользу мое присутствие может принести. А впрочем,— прибавил он, глянув на Нежданова и улыбнувшись,— извольте, останусь. На людях и смерть красна: одиночка и камня не сможет поднять, от ружья задаст тягу, а с десятком товарищей стену сломит, пушку на плечи взвалит. Кокорев, Сибирка. Непременно надо до Кумыша схватиться и обождать малость, покамест вода спадет хоть на пол-аршина.— А если придется долго ждать? — Ничего не поделаешь. Не наш один караван будет стоять… На людях-то, бают, и смерть красна. Мамин-Сибиряк, Бойцы. С людьми, говорится, смерть красна. Следуя этой пословице, аханщики стали собираться партиями, чтобы вместе, общими силами, изыскивать средства к своему спасению. Железное, Уральцы. Из XVIII в.: Все мы четверо, то есть я, г. Звягин, Руднев и г. Ладыженский сели в один возок, а невеста с госпожами ехала в другом, и как говорится в пословице, что на людях и смерть красна, то было тогда то же и с нами. Болотов, Жизнь и приключения. — Симони: С людми и смерьть красна; Снегирев: На людях (на мир у) и смерть красна; Даль: На людях и смерть красна; Рыбникова: На миру и смерть красна.

В рубрике:

Новое в блогах

Андрей Пионтковский: Вам, русским, на миру и смерть красна

Три месяца уже Он мечется между двумя красными линиями (не нарваться на сокрушительные санкции и не слить Луганду). Пространство маневра неумолимо сужается. Отчаянная попытка изменить повестку дня катастрофой «Боинга» удалась лишь частично. Придется выбирать. Большинство экспертов, людей циничных и рациональных, недоумевают, а в чем cобственно проблема. Конечно, слить Луганду. Санкции гарантированно обрушат воровскую путиномику, вызвав острейший социально-экономический кризис.

Читайте также: «Со своим уставом в чужой монастырь…» А мой ли он и кто я?

Слив же Луганды с Донбамбве ничем вождю, на первый взгляд, не угрожает. Телеакадемики доходчиво объяснят, да и уже профилактически объясняют нам, что мы одержали очередную блистательную победу над пиндосами, которые коварно хотели заманить наши войска на Украину, чтобы развязать там братоубийственную войну. Но их подлые замыслы позорно провалились.

Остатками гиркиных-бородаев займется вежливая зондеркоманда на границе РФ. Рейхсфюреру русского черного ордена СС профессору МГУ Дугину заткнут его нацистский фонтан новым щедрым грантом администрации президента. Осадочек, конечно, останется, но кто его измерит этот осадочек.

Так могут рассуждать кабинетные эксперты, но не человек, проведший 15 лет на ледяной вершине личной власти. Из своего экзистенциального опыта он знает, что Власть диктатора — это не рациональные расчеты, не рейтинги, не политические расклады, а некая аура, тайна, мистика, воля, через телеиспускательные каналы осеменяющая массы и дающая им оргаистическую иллюзию творческого соития с вождем.

Как симулякр большого идеологического стиля путинизм постоянно нуждается в мифологемах, легитимизирующих и по возможности романтизирующих eго бесконечное воспроизводство cебя во времени: «мочить в сортире», «встаем с колен», «cобираем исконные русские земли», «национал-предатели», «арийское племя с уникальным генетическим кодом», «Крымнаш», «кердык твоей Америке», «Русский Мир», «духовности у них нет ни ***».

Так вот практикующий диктатор в отличие от своих яйцеголовых экспертов прекрасно понимает, что слив Луганды на взлете нового духоподъемного мифа Русского Мира способен разрушить это тонкое эзотерическое тело его власти, оставив его профаническое тело наедине со скучными и безнадежными показателями стагнирующей экономики.

Одновременно лишая его того невероятного личностного пацанского драйва, той опьяняющей веры в свою богоизбранность, тех высших геополитических наслаждений Властелина Мира, которые ему, рожденному неудачником троечнику из бедной пролетарской семьи, довелось испытать в марте-апреле.

Да, слив Луганды не создает никаких немедленных угроз его правлению, но зато разрушает и в его собственных глазах и в сознании окормляемого им населения любое подобие сакральности его Власти. В России это прямой путь к сцене трогательного прощания полковника Кадаффи с возлюбленным народом.

Значит, если он останется верен себе, то перейдет другую красную черту. Это форсированный крах экономики. Изоляция от всего мира. Полномасштабная война. Расправа с национал-предателями внутри страны. Контрольный выстрел в голову России.

Но зато какой замечательный романтический миф, продлевающий его власть, смогут залудить наши мастера культуры. Уже и заготовочку уверенный в своей долгой и счастливой жизни он им заботливо подкинул:

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Сказал как отрезал:
  • Осанну петь
    По-древнееврейски «хошианна» значит: «Спаси нас». Этим возгласом было в Иудее принято приветствовать святых и пророков, входивших в город. Греки-христиане сделали из этого непонятного им слова приветственный возглас: «Осанна!» Позднее «петь осанну», «возглашать осанну» стало значить: славословить, превозносить. Сравни: «аллилуйю петь», «акафист петь», «дифирамбы петь», «панегирики произносить». Осанну петьDownload.