Вольтер

Пределы человеческого ума повсюду, бедный ученый… Я мог бы поставить тебе целый фолиант вопросов, на которые ты должен был бы ответить четырьмя словами: я этого не знаю. Девиз Монтеня был: что я знаю? а твой: чего я не знаю?

Украсть у кого мысли бывает часто преступнее, чем украсть у кого деньги.

Станем ли мы отказываться принять истину из рук англичанина, потому что мы родились во Франции? Это чувство было бы очень недостойно философа. Для мыслящего человека нет ни француза, ни англичанина: кто нас просвещает — наш соотечественник.

Время достаточно длинно для того, кто пользуется им, кто трудится и мыслит, расширяет его границы.

Нет ничего реже ума, идущего по новому пути.

Аристотель был совершенно прав, сказав, что сомнение есть начало мудрости.

Если бы печатали только полезное, то было бы в сто раз менее книг.

Когда мы прониклись идеею, когда прямой и горячий ум хорошо овладел своей мыслью, то она выходит из головы вполне вооруженною подходящими выражениями, как Минерва вышла вся вооруженная из головы Юпитера.

Новое слово извинительно только, когда оно абсолютно необходимо, понятно и звучно. В физике принуждены создавать их: новое открытие, новая машина требует нового слова.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Сказал как отрезал:
  • Еще одно, последнее сказанье – и летопись окончена моя
    Это довольно распространенное теперь выражение взято из исторической трагедии А.С.Пушкина «Борис Годунов».  В сцене «Ночь. Келья в Чудовом монастыре» старец монах Пимен пишет при свете лампады и произносит монолог, начало которого и стало крылатым: Еще одно, последнее сказанье –И летопись окончена моя.Исполнен долг, завещанный от богаМне, грешному. Недаром многих летСвидетелем господь меня поставилИ книжному искусству...
Top