Главная / Человек / Манкуртов, не помнящих родства и не помнящих уроки истории -история и настигает…
20 февраля 2023

Манкуртов, не помнящих родства и не помнящих уроки истории -история и настигает…

Не надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
« Литва ли, Русь ли, что гудок, что гусли: все нам равно, было бы вино… »
— Александр Пушкин. «Борис Годунов»
« Народ, лишенный исторической памяти, превращается в пыль, которую носит ветер времени. »
— Автор действительно неизвестен

Иван, родства не помнящий
— это человек без исторической памяти, равнодушный к своей семье, своей родине, своим истокам, своему народу, а то и вовсе отвергающий их с презрением; человек, зачастую либо недалёкий, либо бездушный и себялюбивый, для которого дом там, где кормят. В принципе, обычно это личное дело каждого, но мы говорим о художественных произведениях, а в художественных произведениях необходим конфликт. Поэтому наш Иванушка непременно себя проявит. И хорошо ещё, если просто козлом, а не полным чудовищем.

Загадить родную землицу токсичными отходами? Подумаешь, это всего лишь почва!

Смести памятники архитектуры бульдозером и отгрохать небоскрёбы и торговые центры? Да кому сдались эти трухлявые сараи, двадцать первый век на дворе!

Отправить родную мать в самую дешёвую богадельню? Подумаешь, старуха! На кой чёрт тащить такую обузу? Какая разница, где ей помирать? И вообще, от неё воняет. Старостью.

Переметнуться на сторону вражеской державы? Дык у них есть печеньки!

Читайте также: Внеклассное мероприятие по русскому языку «Веселые фразеологизмы»

Да и вообще, все эти так называемые «собратья» — просто жалкие неудачники и нищеброды, копошащиеся в грязи, которые так ничего в жизни и не добились. Нехай они все сгниют.

Исторически же это нарицательное выражение не имело того смысла, что вкладывают в него сейчас, и возникло благодаря беглым каторжанам, которые, будучи случайно изловлены, представлялись «Иванами» и заявляли, что «родства не помнят».

Соседний типаж — Смердяков; разница в том, что Смердяков именно ненавидит и презирает

свою родину/семью/нацию/биологический вид и
сознательно
стремится дистанцироваться от сородичей, а для Ивана это «ничего личного, просто бизнес».

Обратная сторона той же фальшивой монеты — Горе-патриот. Кстати, последние очень любят лепить ярлыки «Иванов» и «Смердяковых» на всех, кто не согласен с их взглядами на государственное и общественное устройство; не уподобляйтесь же и вы грешным сим, когда будете приводить здесь примеры. Кто из этих типажей хуже? В терминальной стадии — все три.

В фантастической версии, если это связано с превращением персонажа в представителя иной расы, это называется предательский постчеловек.

Человек Неизвестного Звания

В царской России с незапамятных времён провинившихся зачастую ссылали на каторжные работы. И, конечно же, народ с каторги нередко бежал. Когда полиция задерживала такого беглого каторжанина и требовала назвать имя, мужик, не желая открывать свои настоящие данные, звал себя Иваном. На вопрос: «А по батюшке?» — стандартный ответ: «Не помню». Паспортной системы ещё не существовало, и установить реальное имя человека было крайне непросто. Поэтому полицейский так и записывал: «Иван, родства не помнящий». Долгое время существовал даже отдельный юридический термин — «не помнящий родства».

Помимо беглых каторжников, свои имена и происхождение зачастую хотели скрыть сбежавшие от жестокого помещика крепостные, солдаты и просто ищущие другой жизни люди. Про всех таких «потерявших память» писали стандартное: «Иван, родства не помнящий». Это было довольно массовым, распространённым явлением. О нём упоминает и Чехов в своём «Острове Сахалин»: «У бродяг самое употребительное имя Иван, а фамилия Непомнящий. Вот несколько бродяжеских прозвищ: Мустафа Непомнящий, Василий Безотчества, Франц Непомнящий, Иван Непомнящий 20 лет, Человек Неизвестного Звания…»

Со временем выражение потеряло первоначальный смысл, и сегодня мы называем «Иванами, родства не помнящими» не тех, кто скрывает свою подноготную, а людей без принципов, неблагодарных своим корням, родине, истории и культуре предков.

Кстати, слово «подноготная» также имеет довольно старинное происхождение.

Примеры[править]

Фольклор[править]

Театр[править]

Литература[править]

  • Чингиз Ай. В романе рассказывается легенда о матери, узнавшей в одном из манкуртов сына и тщетно пытавшейся пробудить в нём память. Узнав об этом, хозяева велели ему убить мать, что он и выполнил не задумываясь.
  • Олесь Гончар, «Собор» — часть персонажей хочет уничтожить собор, являющийся памятником архитектуры.
  • «Волкодав» — заглавный герой, даже в рабстве сохранивший веру и традиции своего народа, считает таковыми в первую очередь наемников.
  • Император в повести Дмитрия Емеца «Компьютер Звездной Империи» — урождённый землянин, но намерен Землю уничтожить. Почему не Смердяков? Да потому, что особой ненависти к Земле и землянам он не испытывает — просто он ненавидит всё живое. Единственная причина, по которой он не сделал этого раньше — капсула с эликсиром бессмертия, спрятанная там.
  • Графоманское сочинение Ларисы Матрос «Презумпция виновности». Представьте себе карикатурный образ еврейского либерала-интеллигента, созданный творческой командой оголтелых шовинистов-черносотенцев в пропагандистских целях… и это будут главные герои в романе Ларисы Матрос — объекты безоговорочной и искренней симпатии автора. За километрами корявого текста, стенаний о том, как страшно жить и литрами любовных соплей ярко пробивается основная мысль данного шедевра: если ты интеллигентный человек, а не тупое быдло, из этой поганой страны надо валить в США. Тушкой ли, чучелом, разносчиком ли пиццы. В общем, получилась этакая инверсия Никаса нашего Зерваса. Собственно, под троп подпадают дочь героини и её супруг, а в целом сие произведение — вполне себе смердяковщина.
  • Олег Лукьянов, «Покушение на планету» — Близнецы сначала превратили родную планету Астра в потребительскую помойку (хоть и приглаженную), а потом решили, что все люди на ней грешны, и можно родную планету просто так уничтожить. Вместе со мирозданием, потому что все планеты до такого «докатываются» по их мнению (и неважно, что конкретно планета Астра докатилась с помощью Близнецов!).
  • Шарлотта Хепти, «Отто и летающие близнецы» — полицейские мистер Шесть и мистер Восемь, устраивающие облавы на кармидийцев (народ с магическими способностями), сами к нему принадлежат. А советник Эльфина Кринк, на которую они работают, тоже кармидийка по материнской линии, но она именно поэтому их и ненавидит: она убеждена, что мать бросила её в детстве (на самом деле нет).
  • Кино[править]

  • Две советские экранизации «Мальчика-Звезды»:
      Фильм 1957 года «Звёздный мальчик».
  • «Сказка о звёздном мальчике» — вольная экранизация, снятая Леонидом Нечаевым в 1983 году.
  • «Иди и смотри» — восточнославянские коллаборанты в карательном отряде — не идейные нацисты (хотя есть среди них один кадр, несущий плакат белорусских фашистов с надписью «Гитлер асвабадзитель», но непонятно, фашист он или просто примазавшийся), не ненавистники всего русского, стремящиеся выслужиться перед немцами, а всего лишь трусы и приспособленцы, готовые за собственную шкуру убивать кого угодно: хоть немцев, хоть советских граждан. Особенно в плане гнусности выделяется каратель с черепом на шлеме, служащий в отряде переводчиком (бывший учитель немецкого?): сначала участвовал в массовом убийстве жителей села по подозрению в сотрудничестве с партизанами, а после взятия оными партизанами в плен устроил истерику с воплями «Я не немец! Меня заставили! Смерть фашистам!» и согласился облить своих бывших товарищей по отряду бензином, чтобы партизаны смогли сжечь их заживо. Партизаны вовремя передумали и просто расстреляли мерзавца и остальных пленников из ружей и автоматов.
  • «Калейдоскоп ужасов-2» — мало того, что молодой индеец Сэм Бледная Луна законченный отморозок, хладнокровно убивший и ограбивший двух стариков, он ещё и не гнушается украсть драгоценности своего же племени с целью продать их и рвануть в Голливуд. «Больше я не буду глотать пыль! В Голливуде нет пыли! Пропади ты пропадом, проклятое племя, хватит с меня краснокожих!» Итог немного предсказуем.
  • Шарль Тибо из великолепного фильма Михаила Ромма «Убийство на улице Данте» — сын актрисы Мадлен Тибо, застенчивый милый юноша, сотрудничавший с нацистами, оккупировавшими его родную Францию. В итоге сдал оккупантам родного отца, помогавшего Сопротивлению, а уже после освобождения Франции не погнушался направить пистолет на родную мать, которая хотела сдать его властям, если он сам не сдастся. Однако кишка оказалась тонка — убийство матери он предоставил своим дружкам, таким же предателям родины. Спустя десять лет он преуспевающий продавец пылесосов, не испытывающий ни малейшего раскаянья.
  • Мультфильмы[править]

    Видеоигры[править]

    Настольные игры[править]

  • И гуэ’веса сюда же; пример без натяжки, ибо на стороне империи иных видов, сражающейся против их бывшей родины, но всё же не отрицательный
    , ибо печеньки у т’ау вкусные, и их в 90 % процентах случаев[3] вполне позволяют есть.
  • Светлые и Тёмные Эльдар по отношению друг к другу.
  • Warhammer Fantasy Battles — если тёмные эльфы это смердяковы, то лесные эльфы по отношению к высшим как раз этот троп.
      Как и в сорокотысячнике, людские племена, поклоняющиеся Хаосу и гномы Хаоса. Они не то, чтобы как-то особенно ненавидят сородичей, а просто мечтают стереть с лица земли всё живое и уничтожить мир.
  • Подноготная и подлинная правды

    Подноготной сегодня мы называем тщательно скрываемые сведения, всю, самую сокровенную правду. И однокоренное «ноготь» здесь неспроста. Дело в том, что в давние времена, выпытывая необходимую информацию у человека, палач под ногти загонял несчастному иглы или длинные гвозди. Таким зверским образом и добывалась «подноготная правда». Со временем эта пытка ушла в историю, а слово так и осталось в языке.

    Похожим образом вошло в русский и слово «подлинный», «подлинная правда». В царской России батоги и плети, битьё которыми часто назначалось в наказание провинившемуся или пытаемому человеку, назывались «линниками». Избиваемый, чтобы остановить наказание, рассказывал обо всём, что знал. Поэтому информация, полученная из-под «линников», называлась «подлинной правдой».

    Гол как сокол

    Ещё одна поначалу не совсем понятная фраза с древней историей. Так говорится об очень бедном человеке, но при чём здесь птица сокол и почему вдруг она оказалась голой?

    Согласно первой версии происхождения выражения, изначально оно звучало по-другому — «гол как сукол». В стародавние времена славяне мастерили заборы для посевов из гладких кольев, «голых» от веток и сучков, а для того, чтобы заборы не кренились, для их поддержки ставили одинарные колья побольше. По осени заборы часто разбирали на хозяйственные нужды, а колья для поддержки оставались торчать в поле одиноко и уныло, как ничего не имеющие за душой сироты. Поэтому и получал такое сравнение бедный человек.

    Вторая теория говорит о том, что сокол всё-таки «виновен» в происхождении устойчивого выражения, однако это не сокол-птица, а сокол-орудие, которое мастерилось для пробивания стен и ворот. Оно представляло собой толстенное увесистое бревно, обитое железом или чугунным брусом. Поверхность такого «сокола» была абсолютно гладкой, «голой». Отсюда и пошло в дальнейшем известное нам сравнение.

    Читайте также: Морфологический разбор «вашими бы устами да мед пить»

    «Иваны, не помнящие родства»

    Так называли разного рода бродяг, беглых — каторжников, крепостных, солдат и т. д. Стараясь скрыть своё прошлое, они отказывались называть фамилию, «не помнили» её (отсюда и распространённая фамилия – «Непомнящий»). Эти люди отрекались от своих социально-родовых корней, от «фамилии», но при этом «выбирали» одно и то же имя – «Иван».

    Данный выбор весьма символичен. Имя «Иван», «Иоанн» производят от еврейского «Йоханан», что в переводе означает: «Яхве пожалел», «Яхве смилостивился», «Яхве помиловал». Иоанн (греческая форма еврейского имени), таким образом, означает «помилованный». И здесь прослеживается некая любопытная связь с теми бродячими и беглыми «иванами», которые надеялись на милость правосудия.

    В то же самое время, имя «Иван» можно прочитать и по-славянски, по-индоевропейски. Тут надо вспомнить об именах Ив и Айвэн. (Кстати, в латыни «Иван» читается именно как «Айван».) Древних эллинов назвали «йавана», что выводит данную тему на уровень этнонимов.

    И в этом плане особенно показательна «уменьшительно-ласкательная» форма имени Иван – «Ваня». Оно заставляет вспомнить название группы скандинавских богов – ванов, противников асов. Согласно эддической традиции, ваны являются выходцами из Ванахейма – страны расположенной в Северном Причерноморье, западнее Дона (Ванаксвиля), в скифских землях. И данное имя следует сопоставить с этнонимом «венед-венет», которое использовалось для обозначения всех славян или их западной ветви. Кроме того, напрашивается сопоставление с именем некоей славянской страны – «Вантит», которое приводят средневековые арабские авторы (и которую считают державой вятичей). И в этой оптике выражение «русский иван» и «русские иваны» приобретает новый смысл. Можно даже говорить о том, что русские это и есть ваны. В связи с этим интересны различные попытки сближения этнонимов вен

    еты-сло
    вен
    е-сла
    вян
    е-
    ск
    ла
    вин
    ы-
    ск
    олоты-
    ск
    ифы. Особенно, если учесть, что тема скифо-славян теснейшим образом связана с темой гипербореев, а, значит, и с Великой Северной Традицией. (
    «Солнечная Славия и скифская традиция»)
    Иван является центральной

    фигурой всей русской сказочной традиции. Это некий базовый архетип, который наполняет собой всё «подсознательное» народа. Иван выступает и как «дурак», и как «царевич». Характерно, что оба Ивана являются
    потерянными, но нашедшими сами же себе
    субъектами. Иван-дурак, будучи третьим братом, лишается наследства, а Иван-царевич — своего царства, причем третируется двумя старшими братьями. Иваны
    оказываются
    на периферии социального пространства сказки, но покидают её и проникают в самый центр. Иван-дурак побеждает противника, получает богатство и славу, женится на царской дочери, то есть поднимается до царского уровня. Иван-царевич возвращает своё царство или же своих царственных родителей, одновременно получая и приз победителя – чужое полцарства и т. д.

    Безусловно, образ «дурака» («простака») и «третьего сына» есть в других традициях, но в русской традиции он выражен полнее и ярче. Он выражает положение русских иванов, которых, на протяжении очень долго времени, пытаются оттеснить на периферию «цивилизационного ядра», лишить «индоевропейского» наследства

    и даже собственного
    царства
    . При этом, русские оказываются в тени, условно говоря, Запада и Востока, за которыми признается глубокая древность. Русские иваны этой древности лишены, они забыли про неё и потеряли свою «фамилию». Они выступают как
    иваны, родства не помнящие
    .

    Однако, в соответствии со сказочным архетипом, для них характерно стремление вырваться с периферии и достичь центра, вернув себе царство, обрести славу и богатство. В русском архетипе одновременно сочетаются сила и слабость – и оба этих качества выражены с предельной

    мощью (тут можно говорить о «мощной слабости»). На поэтическом уровне такое состояние описал Н. А. Некрасов: «Ты и могучая, Ты и обильная, Ты и богатая, Ты и бессильная, Матушка Русь».

    Для Русского Ивана характерна неотмирность, стремление творить некий высокий художественный образ. Не случайно Иван-дурак является поэтом

    и музыкантом. Он загадывает и отгадывает загадки, говорит некую «заумь», играет на гуслях. Для русских иванов также характерно стремление покинуть земной план, отрешиться от него. Не случайно русский Иван первым вышел в космос и осуществил грандиозный социальный эксперимент, направленный на создания «земного рая». Здесь очень характерен образ былинного богатыря Святогора, связанного с Северной (Сиверской) горой. Он желает побороть тягу земную и перевернуть небо с землей. (А другой богатырь – Микула Селянинович – запускает свою сошку в небо, на манер космического корабля.) Русский Иван
    полярен
    – он устремлен к Полюсу, к Северу, к некоей идеальной, абсолютной точке.

    Святогора переполняет такая сила, что богатыря отказывается носить мать-земля. И, в конечном итоге, он гибнет под тяжестью своей же собственной силы. (Хотя, есть менее распространенный вариант былины, согласно которому Святогор всё-таки остаётся в живых.) Слабость и сила русского Ивана неразрывно связаны друг другом. Причем, изначальна

    здесь не слабость, а именно сила. Слабость возникает как следствие непомерной силы, которая переполняет саму полноту русского Ивана, выплёскивается гигантским водопадом. Отсюда и знаменитый «русский альтруизм», который проявился в особенностях имперского строительства (отказ от колониального угнетения) и внешней политики (во многом бескорыстная, идейная поддержка разных стран и движений). В конце движения субъект ослабевает, подходя к некоему пределу. Таким образом, важнейшим качеством русского Ивана является чрезмерная сила (
    сверхсила
    ,
    гиперсила
    ), и данное качество может выступать и как отрицательное. Сверхсила позволяет достичь «полярных» высот, но потом обессиливает народ, и он прекращает своё великое движения, а в чём-то и откатывается назад. Нордизм сменяется зюйдизмом, Арктида оборачивается Антарктидой. Причём, само это движение необходимо, ибо только оно позволяет сохраниться в условиях мощного давления самых разных сил. Русский Иван чужд цивилизационному «ядру» (условно говоря, «Западу»), которое всегда стремится «переформатировать» его в нечто иное.

    Когда русский Иван ослаблен собственной силой, то он включает некий защитный механизм. Он старается «отдохнуть» от этой силы и забыть про неё. Русский Иван пытается забыться, именно потому он и становится Иваном, родства не помнящим. Субъект, ослабленный своею же силой, перестаёт быть и «царевичем», и «дураком», оставаясь просто

    Читайте также: Загадки про орехидля детей и взрослых. Загадки, пословицы, приметы и стихи про грецкий орех

    «иваном». Отсюда и все минусы нашего национального беспамятства и самоумаления. Но в этом и плюсы национального отдохновения и собирания сил. Русскому Ивану снятся «дурацкие» сны о его «царском» величии, и этот сон чреват пробуждением.

    Если Святогор – это образ русской сверхсилы, то его побратим Илья Муромец является образом вос-становления силы, «вос-стания», вставания — в смысле воз-вращения (начало нового вращения, движения) к изначальном могуществу. Сам Илья, что символично, долгое время сидит сиднем тридцать леи, после чего получает свою силу и возрождается, точнее рождается – для движения. Он получает силу от умирающего Святогора, вместе с его дыханием. Однако, Илья соглашается принять не всю «силушку», а только «полсилушки»: «Будет с меня силы, братец, не то земля на себе носить не станет». Можно сказать, что это прасила

    , которая возрождается (рождается) на новом уровне, в ином обличье. Для русского Ивана присуща потрясающая способность вос-
    стан
    авливать свой мир, добиваться все новых высот, поднимаясь к ним из низин падения. В этом плане очень интересна концепция академика Б. А. Рыбакова о «пульсирующем характере» русской государственности, для развития которой характерно чередование победоносного расширения и катастрофического сжатия.

    Примечательно, что истоки самой этой государственности Рыбаков видит ещё в праславянской цивилизации скифов-земледельцев, сколотов (II-I тыс. до н. э.). Но истоки были и у них, их цивилизация наследует великим древним державам, от которых не осталось имени и которых называют по имени соответствующих археологических культур – Катакомбной, Срубной, Ямной, Среднестоговской и пр. И данные археологии свидетельствуют о том, что это были мощные образования, которые могут быть названы империями. Так, Ямная культурно-историческая общность (3600—2300 года до н. э.), названая по типу захоронения (в ямах), раскинулась на огромнейших просторах от Урала до Днестра, и от Кавказа до Среднего Поволжья. Весьма возможно, что это были тем самые скифы (протоскифы), о которых римский автор Помпей Трог сообщал следующее: «Скифское племя всегда считалось самым древним, хотя между скифами и египтянами долго был спор о древности происхождения… Скифы одержали верх над египтянами и всегда казались народом более древнего происхождения». Согласно ему, скифы владычествовали над Азией трижды – первый раз полторы тысячи лет, до ассирийского царя Нина. А это как раз и есть период существования Ямной культуры. Безусловно, эта (и другие, подобные ей, культуры) восходят к Арктиде; скифская тема, вообще, тесно связана с темой гиперборейской. Мы имеем какое-то представление о материальной культуре этих наших предшественников, но их история нам недоступна, хотя, бесспорно, какие-то источники здесь должны быть. Но нынешнее состояние «Ивана-не-помнящего-родства» делает эту историю недоступной для нас, она пока нам только снится – в качестве какого-то неясного образа.

    «Крестьянский Сын и Чудо-Юдо»

    «Миссия третьей касты»

    Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

    Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

    Подписаться
    Уведомить о
    guest
    0 комментариев
    Межтекстовые Отзывы
    Посмотреть все комментарии
    Сказал как отрезал:
    • Сизифов труд
      Так называют всякую бесцельную, нескончаемую работу. Коринфский царь Сизиф, рассказывали греки, был великим хитрецом. Непокорный гордец, он все время обманывал богов и издевался над ними. Он выдал людям тайны богов, ставшие ему известными. Зевс послал к нему Смерть, но он и Смерть заковал в цепи, и люди стали бессмертными. Победив в конце концов Сизифа, боги...