Главная / Цитаты по темам / Цитаты про учителей
25 июня 2020

Цитаты про учителей

— Говорят, ваш учитель — потрясающая женщина. — Да, иногда при виде нее просто потрясает от страха…

Я убедил себя, что следует больше доверять тем, кто учит, а не тем, кто приказывает.

Задавая домашнее задание, учителя метят в учеников, а попадают в родителей.

Учитель — человек, который может делать трудные вещи легкими.

— А все-таки у нас с Вами самые замечательные профессии, самые нужные! — Судя по зарплате — нет.

В детстве ходим за истиной к учителям, После — ходят за истиной к нашим дверям. Где же истина? Мы появились из капли, Станем — ветром. Вот смысл этой сказки, Хайям!

Знаете, некоторые дети думают, что учителя — это чисто локальный феномен. Такой как бы обучающий механизм, который исчезает после звонка.

Отныне я — твой враг. И твой учитель.

— Бхикку, он отрицает всё, чему Вы посвятили свою жизнь. Какого Вам слышать это? Бхикку удивился моему вопросу, широко раскрыл глаза и воскликнул: «Он всё говорит правильно!» — И что же вы теперь собираетесь делать? Бхикку задумчиво посмотрел вдаль, а потом вдруг сказал: «Да, я последую наставлениям мистера Кришнамурти. Хочешь знать, как?» «Конечно!» «Я отвергну учение учителя, который призывает отвергать всех учителей и их учения».

Что затеяли эти ученики и их учительница? Вот вам и образование!.. Моя спина… [снова падает]

Ни для ума, ни для души, но делай вид и план пиши.

Минут за десять до окончания занятия Мортира остановил спарринги, обласкал моих сокурсников беременными медузами, порадовал их сообщением, что столетний паралитик справится с этим стадом обезьян, не сильно напрягаясь, и рассказал, что постарается, чтобы к концу года лентяи и лоботрясы сумели отбиться хотя бы от пары варрейских крыс. Или, на худой конец, удрать от них. Но второй вариант – это для умных, а он тут таких пока не наблюдает. В общем, парой добрых слов поднял моральный дух учеников на небывалую высоту, да.

В некотором роде учителя — те же творцы, но, как не каждая женщина (и не в каждом случае) может родить здорового, сильного, в потенциале — умного ребёнка, так и не каждый учитель способен создать из сырого материала вверенного ему юного создания то, что превзойдёт его самого. Некоторые и не хотят, чтобы ученики были умнее — вполне понятное желание. Нехорошее. Эгоистичное. Вредное. Вполне человеческое. Зачем я буду делиться тем, что добывал потом и кровью, только для того, чтобы юный нахал через несколько лет стал умнее меня? Ни за что! Такие вот учителя плодят «рабов» недалёкого ума…

Однажды к Учителю пришёл юноша и попросил разрешения заниматься у него. — Зачем тебе это? — спросил мастер. — Хочу стать сильным и непобедимым.

Каждый учитель знает: одежда — не только то, что надеваешь на тело свое, и еда — не только то, что кладешь в рот.

И будет день наполнен новой силой. И будет явь пронизана мечтой. И будет мир спокойным и красивым. И будет путь далёк и светел мой.

— Эй, мистер Чазоков! — Привет Мэй! Моя лучшая из худших учениц! — Ха-ха. Ага. Любила созвездия, ненавидела школу. — Эй, не говори так про школу. Школа открывает дорогу в будущее! Зачем ты вернулась в Поссум Спрингс? — Я вылетела из колледжа. — Ох. Ну, если тебе до сих пор нравятся созвездия, то в конце недели приходи ко мне, на крышу. К тому времени, я как раз настрою свой новый телескоп. — Обязательно.

— Олег, ну согласись сам. Миллионер, работает в школе учителем… Это как-то странно выглядит. — Согласен. Очень странно. А вот это твоя задача номер три. Чтобы ни одна живая душа не знала, кто я такой. Ну, давай, для всех я — бездомный, безработный, может быть, немножко алкоголик. — Значит так. Я официально заявляю, что я против такого образа современного учителя. Но в целом идея неплохая.

Даже учителя не знают всего. Знание ответов на все вопросы — отнюдь не то, что делает тебя взрослым.

Каков учитель, таков и ученик.

Важнейшее умение преподавателя — не показывать студентам, что их оскорбления тебя задели. Надо выждать и сквитаться с ними, когда настанет удачный момент.

Как и все великие учителя, она ждала, когда читатели додумаются до всего сами. Она облекла важнейшие истины в неприметные одежды. Крошечные масштабы ее повествования были оптической иллюзией, проверкой.

Мрачные, одинокие человеческие отношения порождают жестоких учителей.

Учителя и родители научили меня работать. Но никто не научил, как радоваться жизни.

Самое главное для учителя – быть неравнодушным.

Учитель соприкасается с вечностью: он никогда не знает, где заканчивается его влияние.

Ошибки — наши лучшие учителя. Ошибки — залог нашего успеха. От них никто не застрахован.

Учитель хорош настолько, насколько хороши его ученики.

Было такое ранее серое утро, и я вышла пописать. Вот только не надо дергаться. Это вам не любовный роман в стиле Джейн Остин, где барышни способны только на один физиологический акт — вздыхать. Ах, да! Иногда они ещё плохо спят. Но это — не ко мне. Я пока хорошо сплю. И, когда надо, — писаю. Как любой нормальный человек. И нечего делать вид, будто для учительницы это недопустимо! Учительница — а такие желания! Низкие.

— Учителей нужно уважать, — объясняю я. — А чем они это заслужили? Уважение нужно заслужить!

— Но вы же не станете жульничать, сэр? — Жульничать? Боже милосердный! У нас любительский крикетный матч двух команд приготовительных школ, а я англичанин и школьный учитель, которому следует подавать пример своим юным подопечным. Мы играем в самую артистичную и прекрасную из когда-либо придуманных игр. Разумеется, я буду жульничать, да еще хрен знает как.

Теперь ясно, почему занятия в школах длятся до трёх часов дня. Будь она до шести, ни один учитель бы туда не вернулся.

В маленький городишко приехал знаменитый пианист, лауреат престижных премий, обладатель многих почётных званий. Он был родом из этих мест. Конечно, его тепло встретили, ведь он стал гордостью этого городка. Ему готовы были показать, как изменилось всё вокруг за время его отсутствия. Но он попросил отвезти его сразу же в детскую музыкальную школу, которая была около его прежнего дома. В школе он нашёл старого учителя, который преподавал музыку его брату, когда-то очень давно.

Одна ошибка учителя может привести к сотням ошибок ученика.

— Я была не совсем честна с тобой. Я не настоящая учительница. У меня есть только лицензия парикмахерши. — Лицензия парикмахерши? — Я преподаю макияж и причёски. Это всё, что я знаю. Вначале было легко претворяться, но потом я начала влюбляться в… твоих детей. И поближе узнала тебя, и я поняла, что больше так не могу. — Да за кого ты меня принимаешь? — За того, кто будет способен всё это понять. — У тебя хватило смелости прийти и признаться мне, что ты не настоящий учитель; тогда ты самый лучший учитель из всех кого я знал.

Учителя слишком много трудятся и слишком мало получают. В самом деле, это непростое и утомительное занятие — снижать до самого дна уровень человеческих способностей.

У любви нет этики. У любви нет учителей.

Педагогу: обязанность взрослой птицы состоит в том, чтобы помочь птенцам научиться пользоваться своими крыльями.

Мне кажется, я не смог бы прожить без преподавательской работы. Причина тут в том, что мне просто необходимо какое-то занятие и, когда у меня иссякают идеи или я не получаю никаких результатов, я, будучи преподавателем, все же могу сказать себе: «По крайней мере, я живу нормальной жизнью; по крайней мере, что-то делаю, вношу некий вклад» – чисто психологическая причина.

Пусть учитель спрашивает с ученика не только слова затверженного урока, но и смысл и самую суть его, и судить о пользе, которую он принёс, не по показаниям памяти своего питомца, а по его жизни. И пусть, объясняя что-либо ученику, он покажет ему это с сотни разных сторон и применит к множеству различных предметов, чтобы проверить, понял ли ученик как следует и в какой мере усвоил это.

Мой учитель был очень строгим. Он всегда говорил мне, что я ничего не добьюсь в жизни, если не перестану шутить. И когда меня впервые напечатали на обложке журнала «People»… Я выслал ему экземпляр.

В мире есть два типа учителей: те, которые играют в школу, и те, которые учат в школе.

Родители выбрали для сына лучшего учителя. Утром дед повел внука в школу. Когда дед и внук вошли во двор, их окружили дети. — Какой смешной старик, — засмеялся один мальчик. — Эй, маленький толстяк, — скорчил рожицу другой. Дети кричали и скакали вокруг деда и внука. Тут учитель позвонил в колокольчик, объявляя начало урока, и дети убежали. Дедушка решительно взял внука за руку и вышел на улицу.

В демократии нет более благородной работы, чем преподавание в муниципальной школе. <…> Новые люди становятся учителями каждый день, зная, насколько это дерьмово. Они приходят, а их предупреждают. — Здравствуйте! Что это за работа? — Короче, вот что нам от вас надо. Нам надо, чтобы вы научили детей математике. — Ух ты! Они хотят знать математику?

— Ради интереса, как вы работали с прежней учительницей? — Мы читали вслух учебники. — А она что делала? — Следила и наблюдала. И иногда спала. — И ей за это платили? — Конечно. — Обалдеть.

Впрочем, так и должно быть, подумал я, разве можно назвать себя школьным учителем, если у тебя под ногтями нет мела, в душе — огня, а голова под вечер не гудит от усталости?

Если б от проклятий так запросто помирали, у нас бы после каждой сессии преподавательский состав обновлялся!

Жизнь – учитель гениальный и загадочный: учит каждый день с уроком проживать. Веру – ощущать, а не выпячивать, счастьем – жить, а не с надеждой ожидать. В горе – вырасти, а в радости – оформиться, с ленью – справиться, а в грусти – поумнеть. Научиться не бояться разных сложностей, разрешать себе мечтать, хотеть и петь.

Учитель – это человек, который показывает пальцем на луну. Кто-то увидит палец, кто-то направление, а кто-то дойдет до сути. Что видишь ты, когда смотришь?

Кто ропщет на своих учителей, Для тех в сто раз ученье тяжелей.

Самые лучшие учителя те, которые показывают вам, куда смотреть, но не говорят, что увидеть.

— А я, признаться, ненавижу готовить. Правда с моими лоботрясами и лодырями времени все равно нет. — Вы их воспитываете, да? — Да. Я их, они меня. Я пытаюсь учить их думать. Хоть самую малость. И иметь обо всем свое собственное суждение. <…> — А чему они учат вас? — Наверно, тому же самому.

… Отношения «учитель — ученик» <…> во многом подобны рабству. Умственному и нередко даже физическому. Плохой наставник получает неописуемое наслаждение, владея умами своих учеников, внушая им выстраданные самим, а не настоящие истины, заставляя действовать по своему образу и подобию…

Дверь распахнулась в кабинет, А там над стопками тетрадей Красивый, стройный силуэт, Что не меняется с годами, В глазах тех – жизнь и мудрость лет, – Передаёт их поколениям Учитель наш, что дарит свет, Задав всем душам направление. И мы становимся мудрей, Расти стремимся вместе с вами. И мы обнимем вас сильней На выпускном, что со слезами. Но не расстанемся, придём И посидим тихонько вместе, По жизни также шли вдвоём, Учась у вас урокам чести.

Был в школу царевич отправлен для выучки встарь. В оправе серебряной доску вручил ему царь. И золотом с краю отец начертал для юнца: «Угрозы учителя лучше, чем нежность отца».

Ученики часто ненавидят своих учителей. Бывает, даже предают.

Хороший учитель, как известно, — это вдохновенный зануда, не допускающий даже мысли о своём занудстве.

Well, when we grew up and went to school, There were certain teachers, Who would hurt the children in any way they could, By pouring their derision, Upon anything we did, Exposing every weakness, However carefully hidden by the kids.

Удар учителя сначала очень тяжел, но потом он слаще очищенного меда.

— Как отличить истинного учителя от ложного? — спросили Ходжу Насреддина. — Учитель — это зеркало, — объяснил мудрец. — Если он настоящий, вы увидите свое отражение, если нет — красивую раму.

Любую впервые наблюдаемую картинку мозг складывает из ранее известных ему фрагментов и представлений. И потому человек говорит: «осень жизни, как и осень года». Осенние листья — это способ растений выживать, приспосабливаясь.

Нет учителя, кроме врага: он укажет на твою слабость и свою силу.

… учиться под руководством опытных преподавателей быстрее. Если некому тебя вести, то и дело упираешься в тупик и теряешь даром массу времени.

Учитель в искусстве — это человек, который помог тебе стать самим собой.

Я считаю, что нет безнадёжных учеников. Есть учителя, которые не могут найти подход.

Впрочем, это неудивительно: нужда — лучший учитель в мире.

Человек получает тех учителей, которых заслуживает.

Вот вы, учителя, нас учили и обманывали в детстве. Что нам говорили: «Учись отлично, все будет хорошо, в первых рядах будешь, да?» — Ну и кто теперь в первых рядах? Двоечники. Везде. Цивилизация двоечников.

К успеваемости тоже претензий быть не могло. Наоборот, половина преподавателей готова была поставить зачеты-автоматы, чтобы эти троллевы эльфы не маячили у них перед носом и не задавали дурацких умных вопросов, на которые фиг найдешь ответы.

В учении нет более удобного способа, чем личные встречи с учителем.

Они выглядели как бродячие жестянщики, но она знала: ни один из них не сможет запаять кастрюлю. Они зарабатывают на жизнь, продавая невидимый товар. И после продажи этот товар по-прежнему остаётся при них. Они торгуют тем, что всегда нужно людям, но зачастую люди этого не хотят. Эти странники предлагают купить ключи от Вселенной тем, кто никогда не слышал о существовании у Вселенной замка.

Удивительно, как многого можно достичь с прекрасным учителем.

Великий художник, великий ученый, великий писатель — это звучит очень гордо. Но есть в культуре и незаметная, будничная, но главная работа, ее делает учитель. Он несет культуру в самую гущу народа. Он бросает первое зерно на ниву таланта. И если кто-нибудь из вас станет большим, знаменитым человеком, пусть он, увидя скромного сельского учителя, с почтением снимет перед ним шляпу, помня, что этот незаметный труженик воспитывает и формирует самое лучшее, самое прекрасное творение природы — Человека.

Даже если на своих учителей полагается смотреть снизу вверх, все же не менее важно научиться подвергать их авторитет сомнению.

Учителю следует сердиться на невежество ученика лишь изредка, да и то — поучая, ибо наука по природе своей должна переходить от одного к другому и усваивается не сразу.

Чтение — вот чего следует опасаться. Здоровые телом и духом молодые люди не должны читать, иначе они кончают плачевно — попадают в учителя.

– Что-то с отцом? – Учитель меня ударил и выкинул мелки в снег… Мэй Честер сказала, что я стащила мелки из миссии, а я ответила, что не дам ни одного. И она сказала мистеру Дэвису, что они у меня в парте… Так всё и вышло… – Надо избить его, его же тростью! – Джо! К насилию прибегать нельзя… Я напишу ему письмо. – То-то он испугается.

Много людей, в сущности глупейших, выступают учителями.

Учителя — продукты эпохи прошлой, ученики — продукты эпохи будущей, и между ними — абсолютная пустота. Эти живут в девятнадцатом веке, а эти в двадцать первом. Между ними нет вообще ничего.

Если вы думаете, что для того, чтобы ученик мог чему-то научиться, нужен хороший учитель, то ошибаетесь. Если ученик – идиот, то ему никогда не понять ничьих наставлений. Как ему в голову ни вдалбливай, извилин у него не прибавится.

В муниципальных школах Нью-Йорка не хватает хороших учителей. В газетах пишут, что их умоляют устраиваться на работу. Папа, каждый год я говорю своим ученикам, чтобы они занимались в жизни тем, чем им хочется. Мечтать по-крупному! Идти на риск! Пришло время воплотить собственные слова в дело.

Однажды она заявила, что сделала великое открытие. Я спросила, что же это за открытие. Она сказала, что только теперь узнала: назначение женщины — любовь и удовольствия любви. Важнее этого для женщины не может быть ничего. И эта любовь может приносить много денег. Я сказала, что это психология проститутки. На что Зинаида засмеялась и ответила: лучше быть сытой проституткой, чем голодным учителем. На этом наше общение прекратилось.

… он с начала до конца выполнял свои обязанности по отношению ко мне так ревностно и честно, что и меня заставил ревностно и честно выполнять свои обязанности по отношению к нему. Будь он равнодушным учителем, я платил бы ему той же монетой как ученик; но он не дал мне для этого повода и тем обеспечил взаимное уважение между нами.

Люк, мы те, кого должны превзойти. В этом — истинное бремя всех наставников.

Нам не повезло: на свете существуют учителя. Деться от них некуда, так что остается только надеяться, что тебе достанется не злобный хрыч, а какой-нибудь практикант.

Особого внимания заслуживает и школа. Естественно, что здесь пример школьникам в первую очередь обязан показывать учитель. У нас сейчас много курящих учителей. Ясно, что это худой образец. А нельзя ли ввести такое правило — педагог в школе не курит. Трудно? Трудно! Но выдержать можно. Может же шахтер, опускаясь в шахту, не курить весь свой рабочий день. Профессия учителя обязывает ко многому, в том числе и к такого рода ограничениям. Но зато как благотворно это скажется на всей обстановке в школе, на воспитании учащихся!

Ценность учителя не в том, что он все знает, а в том, что видит нечто в каждом.

Воспитывает все: люди, вещи, явления, но прежде всего и дольше всего — люди. Из них на первом месте — родители и педагоги.

Хороший практический учитель — дар Божий, но одновременно и Его просьба учиться добросовестно.

Большинство крайних радикалов были детьми школьных учителей, что часто объясняли строгой системой воспитания в их семьях, но на самом деле за маской строгости скрывалась повышенная опека.

Педагог — человек, который знает, как воспитывать чужих детей, лучше чем своих.

Любой человек помнит свою первую учительницу, верно? Мы, может, и не помним, чему нас учили, но уж поверьте, я достаточно детей вырастила и знаю точно: первая учительница — это важно.

Наши недостатки – это наши лучшие преподаватели, но к лучшим преподавателям мы всегда неблагодарны…

Учитель создает нацию.

Пирует Петр. И горд, и ясен И славы полон взор его. И царской пир его прекрасен. При кликах войска своего, В шатре своем он угощает Своих вождей, вождей чужих, И славных пленников ласкает, И за учителей своих Заздравный кубок подымает.

рано или поздно наступит время расплаты за педагогические ошибки

От врачей и учителей требуют чуда, а если чудо свершится, никто не удивляется.

Учителя не должны тусоваться с подростками. Они должны волноваться о школьных проверках и помечать что-то в учебниках – ну, или чем они там еще в учительской занимаются?

Восток говорит: «Никто тебе не друг, никто тебе не враг, каждый для тебя — Учитель».

Я хочу подчеркнуть, что государственный — это по большому счету не значит принадлежащий государству. Государственный — это один из важнейших инструментов государственной политики. В стране по большому счету государственные люди — это не военные, не чиновники, а это учителя. Кому вручены сердца и биографии молодого поколения.

В каждом наброске, в каждом черновике — Учитель продолжается в своем ученике.

Ученик должен быть смиренным. Но жизнь – великий учитель.

— Им нельзя доверять! — Да почему нельзя — то? — Ты не знаешь их! Ты не понимаешь их! Для них мы не люди! В их глазах я — оружие, она — шлюха! — Ну, мне кажется, ты немного недооцениваешь память преподавателей на фамилии.

Чти наставника своего наравне с родителями: родителей тебе дала природа, наставник же любит тебя по доброй воле, и за это ты должен быть ему вдвойне благодарен.

В любом человеке есть доброе начало, только нужно уметь его отыскать. И долг учителя найти его и развить.

Хороший педагог — обычно хороший дипломат. Он рассчитывает и обдумывает, когда можно записать или наказать, а когда и не следует.

Мистер Мэллори, каждый учитель мечтает хотя бы раз в жизни встретить такого ученика, как вы. Я просто хотел, чтобы вы это знали.

А главное — учителя: они ведь тоже мимо проходят. Вот чего не понимаю. Как же так?! Чему же ты научишь, какой красоте, какому добру, если ты слеп, душа твоя глуха!… Эх!…

В твоих словах есть истина… но для меня больше ничего не осталось, кроме моего учителя.

… Педагог, не способный продемонстрировать ученику то, чего от него требует сам, — мошенник и пустобрёх.

… Я думаю, что в этом трагедия школьного учителя. Ты помнишь многих, но лишь немногие помнят тебя.

— Мы научили ее всему, что она знает, — сказала матушка Ветровоск. — Ага, — согласилась нянюшка Ягг, пятясь в заросли папоротника. — Слушай, как ты думаешь… может… — Что? — Как думаешь, может, стоит научить ее всему, что знаем мы? — На это уйдет слишком много времени.

По мне, может, и не скажешь, но я тоже учитель, а учителя должны доверять друг другу… Иначе как мы сможем доверять ученикам?

Задача учителя не ранить сердце ученика, но воспитать надежду.

Проблема не в детях. И не в их оценках. Проблема в том, чего вы от них ожидаете. Вы ставите планку вот здесь [поднимает ладонь до уровня груди]! Почему? Поставьте здесь [поднимает руку выше, до уровня головы], они её достигнут!

— Ты точно учитель? — На полставки.

Что переварили учителя, тем питаются ученики.

Самое большое, чему может научить тебя учитель, это быть самим собой.

— Я учитель, а она ученица! — А я подружка Бреда Пита!

Человек сам учится, когда учит других.

Достоинства и недостатки уходят корнями в школу, и ключи от благополучия находятся у учителей.

— Знаешь старую пословицу: если в первый раз успеха не добился, ты должен попробовать ещё раз. — Дэвидж, ты научился этому от великого учителя драков, Шизумаат? — Нет, у Микки Мауса. — Кого? Микки Мауссссса? — Микки Маус. — Это великий учитель для Иркманн? — Да. Типа того.

Мастер указывает путь, однако только от ученика зависит, насколько далеко он продвинется.

Что такое черный учитель? Человек, который слишком точно указывает на мои недостатки.

Все, кто имеет отношение к детям, должны работать сообща. Даже самые опытные педагоги не в состоянии преодолеть все трудности воспитания ребенка. Им необходима помощь родителей.

Потому что кто относится ко всем с высоты возраста своего или учености своей, как к ученикам или детям, тот вскоре и сам им станет. Ибо все в мире только учатся. Учатся жить, мыслить и понимать.

Учитель должен быть прежде всего актером, держать публику в руках и заправлять на сцене.

У меня было три видных учителя, питерские гуру. Все они закончили свой путь к просветлению в психиатрической лечебнице. Некоторые их ученики оказались там же. Я такого финала не захотел.

Его выгнали за неуспеваемость из полутора дюжин школ, даже считать на пальцах толком не научив, а оказалось, у мальчика отличная голова – когда рядом находится человек, способный ее включить.

Опыт — самый лучший учитель.

Сдается мне, знания — они вроде штурманской рубки. Как приду в библиотеку, всегда про это думаю. Дело учителей по порядку растолковать ученикам всё, что есть в рубке. Учителя — проводники по штурманской рубке, вот и всё. Ничего нового они тут не выдумывают. Не они всё это сработали, не они создали. В рубке есть карты, компас, всё, что надо, а учительское дело всё новичкам показать, чтоб не заблудились.

Откровенно говоря, преподаватели — это единственная профессия, представители которой преподают нашим детям.

Я понял, что больше всего из всех профессий я уважаю школьных учителей, которые в своё время не сели за убийство. Вы святые люди!

Нет учителей, есть только люди, которые демонстрируют другим, как и чему они научились.

Человек, обладающий врожденной сообразительностью, цепкостью ума, но лишенный возможности общаться с толковыми учителями и образованными людьми, представителями высокой культуры, способствующими пробуждению тяги к знаниям, остается полностью предоставленным самому себе и плывет по течению, так как у него нет никаких ориентиров в жизни и отсутствует стимул к дальнейшему росту и обучению.

Хитрость педагога заключается вовсе не в том, чтобы заштамповать в индивидууме умение действовать по заученной схеме, умение включать ее по заранее заданному «признаку» ее применимости, а в том, чтобы поставить ребенка в такую ситуацию, внутри которой он вынужден был бы действовать сам как «самость», как субъект. Ситуация должна быть остроконфликтной. То есть: такой, где заранее известные индивидууму «операции» и «признаки» их включения отказывают, и индивидуум должен сам найти способ решения трудности, открыть новый для себя (хотя и не новый для педагога) путь действия. Искусство педагога состоит в умении создать такую «трудную» ситуацию, внутри которой был бы объективно один-единственный выход, тот самый, который педагогу известен, но ребенку – неизвестен и должен быть найден им самостоятельно, как «новое», а не как «операция» по заданному признаку. При этом условии «операция» будет усвоена, но не путем дрессировки и заштамповывания, а путем самостоятельной акции индивидуума, через пробуждение его продуктивной активности.

— Руби Роуз… У вас… серебрянные глаза. — Эм… — Итак. Где вы научились этому? — В академии «Сигнал». — Они научили вас использовать одно из самых смертоносных оружий за всю историю человечества? — Ну, один учитель в частности… — Ясно… Просто, я знал только одного человека, сражающегося косой с таким же умением. Старый, угрюмый ворон… — О! Это же мой дядя Кроу! Он преподаёт в Сигнале. Я была полным отстоем до того, как он меня взял к себе под крыло. А теперь я вся такая… — Оно и видно. И что же такая очаровашка, как вы, делает в школе, обучающей воинов? — Ну, я хочу быть охотницей. — Чтобы убивать монстров? — Ага! Мне осталось доучиться всего 2 года в Сигнале, потом собираюсь поступить в Бикон. Понимаете, моя сестра поступает в этом году — она тоже хочет стать охотницей. И я хочу тоже стать охотницей, чтобы помогать людям. Наши родители всегда учили нас помогать другим, вот я и подумала «Эй, на этом можно сделать карьеру!» Полиция тоже годится, но быть охотницей намного интереснее! И романтичнее! И круче! И вообще! Понимаете? — Вы знаете, кто я? — Вы — профессор Озпин, директор Бикона. — Ну, здраствуй. — Рада познакомиться! — Значит, хочешь учиться в моей школе? — Больше всего на свете! — Значит, решено.

Учителя существуют не для того, чтобы не давать спать, а для того, чтобы будить мысль.

Каждый человек есть плод воспитания, но главный воспитатель человека — он сам. А педагог открывает нужные клапаны личности, а ненужные закрывает.

Хороший учитель знает, что есть притворное негодование и настоящее, и притворство здесь — честная игра, вид учительского оружия, та пушка, на которую он берет учеников; но истинное негодование надо прятать любой ценой, чтобы не позволить им, умелым манипуляторам, выиграть очко.

В Консерватории драматического искусства, где я учился, не слишком верили в мои способности, более того, мой педагог Пьер Дюкс, вздыхая, предупреждал, что с моей внешностью я никогда не буду нравиться женщинам. Через несколько лет после окончания Консерватории я встретил его на Елисейских полях. Со мной была моя подруга — сногсшибательная Урсула Андресс, сыгравшая первую девушку Бонда. Я улыбнулся, развел руками и сказал учителю: «Вот так получилось…»

Пусть даже человек от природы и обладает прекрасными свойствами и мудростью – он должен еще получить мудрого учителя и следовать ему, он должен выбирать себе в друзья хороших людей и дружить с ними.

Плохие или хорошие, рисунки все равно должны предстать на суд учителя.

— Я одно время работал укротителем зверей… по большей части опасных, для представлений, понимаете, что я имею в виду? — Укротителем зверей? — Да. Это казалось логичным продолжением карьеры школьного учителя… только тут не приходилось беспокоиться о родителях.

Божья жена сочла её ребёнком, но дети растут и учатся.

Если я умру, помогая своему ученику — это будет самая лучшая смерть.

Преподавать философию — значит понимать, что мы не понимаем ничего и не способны понять наше непонимание.

— … Им отдаешь себя всю до капли! А они!.. — Что у нас есть, чтоб отдать?.. Вот вопрос… — «Дураки остались в дураках», — он пишет. Это кто?! — … В данном случае, боюсь, это мы с вами… Если он не прав, значит у нас есть время доказать, что мы лучше, чем о нас думают. — Это кому я буду доказывать?! — Им. Каждый день. Каждый урок. А если не можем, то давайте заниматься другим ремеслом, где брак дешевле обходится.

Опустошайте свою чашку. В полную чашку ничего не помещается. Точно так же, человек, который считает, что ему нечему больше учиться, быстро закоснеет и не будет двигаться вперед. Настоящий признак зрелой личности – это отношение ко всему происходящему как к возможности учиться. Даже у учителей есть учителя.

Хороший учитель. Что мы вкладываем в это понятие? Прежде всего, видимо, профессиональное исполнение своих обязанностей. Показателем качества педагогического труда должен быть уровень сформированности, развитости и воспитанности личности, который достигнут в результате педагогического воздействия на учеников.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Сказал как отрезал:
  • Избиение младенцев
    Существует рассказ о том, как иудейский царь Ирод, про­слышав, что в народе предсказывают скорое рождение Мес­сии, вождя, который освободит евреев от власти Рима, ис­пугался и приказал убить в городке Вифлееме и его окре­стностях всех мальчиков, которым еще не исполнилось двух лет. Почему же надо было убивать и годовалых? Так, на вся­кий случай, для верности: ведь...
Top