Главная / Цитаты по темам / Цитаты про лето
1 июля 2020

Цитаты про лето

лето

В детстве лето было озвучено гудками паровозов. Пригородные дачи… Запах вокзальной гари и нагретого песка… Настольный теннис под ветками… Тугой и звонкий стук мяча… Танцы на веранде…

Как странно все-таки устроен человек… Мы постоянно твердим: «Поскорей бы лето, ведь тогда можно одно, второе, третье…» Живём четырьмя-пятью тёплыми месяцами, не задумываясь о том, что жить и дышать полной грудью нужно не только в солнечные и погожие деньки, но и в самые суровые зимние метели. Ведь радость — она повсюду. Надо только суметь её рассмотреть, суметь найти и, в первую очередь, внутри себя.

Осень хороша только в том случае, если лето в душе ещё не закончилось.

Зимой я тоскую по лету, По вызревшей синеве, По зябкому, росному следу В пахучей, дремучей траве.

Моя жизнь, та жизнь, которой я живу сейчас, особенно тяжела летом, когда световой день такой длинный, а спасительный покров ночи такой короткий, когда все кругом стараются выйти на свежий воздух и вызывающе счастливы. Это очень утомляет и сильно действует на нервы, если ты не входишь в число этих счастливых людей.

Лето кончилось, а я даже не заметил, когда оно успело начаться.

Она гонится за весной до тех пор, пока та не исчезает бесследно, и только тогда узнает, что ее, оказывается, зовут лето.

Закончится лето. И Бог с ним. Начнется осень. Ведь ты ее любишь. Я вижу в твоих глазах.

По вечерам в окно стучались звезды, И трелью птиц будил её рассвет. Сады цвели, даря ей запах розы, А в её прядях преломлялся солнца свет!

Мимо моря, мимо мандаринов, Мимо пестрых улиц и домов. Мимо мальчиков и магазинов, Мимо чьей-то жизни, чьих-то слов.

Вот оно какое, наше лето! Лето яркой зеленью одето, Лето жарким солнышком согрето, Дышит лето ветерком.

Ночи были полны ветра, струящегося в блеске лун сквозь море трав в пустых полях, сквозь клетки городов, покоящихся уже 120 веков.

Летом столицы пустеют. Субботы и отпуска уводят людей из города. По вечерам — тоска. В любую из них спокойно можно ввести войска.

Зимний лес – гулкое, как выстрелы, карканье ворон, снег с еловой ветки, упавший за шиворот, следы, в которых не видно дна, пар от мокрых рукавиц и параллельные, то и дело пересекающиеся кривые лыжных следов; весенний лес – запах черной, еще мерзлой, земли, текущий во все стороны, захлебывающийся талой водой, ручей, тонкая белая полоска синей от холода кожи между свитером и джинсами, а на ней крупные пупырышки, которые только губами и можно растопить; летний лес – горячие капли золотистой смолы на медной коре, волосы, пахнущие шашлычным дымом, белый, в ромашках, сарафан, испачканный красным сухим вином и щекочущая сосновая иголка, которую никак не достать, если не расстегнуть две тысячи мелких, как божьи коровки, пуговиц, стремительно расползающихся под пальцами по спине и груди.

… Каждый, кто хоть раз провел лето у моря, <…> вспоминает это потом как благословение. Летние ритуалы, неизменные ощущения: вкус соли на губах, сморщенные пальцы, горячая и сухая кожа, слипшиеся волосы, с которых еще капает на шею, частое дыхание, как хорошо было, как легко…

Полка каминная, чашка с глинтвейном, Плед и собака у ног, А за окном – щебетанье весеннее, Лето стоит у ворот. Боже мой, Боже мой, как же не хочется Утром куда-то вставать… Хочется зелени, хочется солнышка, Нежится, ждать и мечтать…

Все это с летней проходит порою – Вместе с невысказанными словами, Ветром разорванными парусами, В зарослях диких и пене прибоя. Все, что приходит, уходит со временем Все обещанья, которым мы верили. Все это с летней проходит порою – Мы рука об руку вместе с тобою.

Лето вступило в силу, в распахнутое окно Тихо течет запах липы и детский ор.

Тихие ливни журчат, сильные грады стучат, Мчатся над сушей чеканной в когтях урагана, Который чернеет в бездонной дикости океана. В белизну облаков тугогрудых ныряют холмы. Но над зверством стихий ты всегда улыбаешься так беззаботно, Находя невредимым бессмертье свое, — Ровно так же, как солнце всегда находит тебя на песке, Ровно так же, как небо всегда находит здоровое, голое тело твое.

Тёплый тихий вечер, и такое ощущение, будто вся Вселенная смотрит на нас с любовью. Такое оно прекрасное, наше лето.

Закончится лето. И Бог с ним. Начнется осень. Я слышу в душе твоей предлистопадный «ах».

Складываешь веер – складываешь лето. Снимаешь ватную куртку – снимаешь зимнюю стужу.

Е*** я это лето, Ну всё, приехали, ***дец! Погоды нет, она одета, Расходимся, конец.

Одна ласточка лета не делает.

Не удивляться учит и не ахать Июнь пришедший, ото всех снегов Свободный, где и цвет, и звук, и запах Под мирною ленцою облаков. Пришёл как неизбежность, хоть и снова Мы сомневались: будет ли, придёт ль? Знакомый и привычный, он всё тот, В нас вглядывается, в нас ища иного…

Не туман, сползающий на землю, И не дождь над чашами зонтов, Это лето утекает в бездну Прошлого, плетя венки цветов.

Пока в задумчивости Дни я проводил, Густою летнею травой Зарос Заброшенный мой сад.

Сады, как начинающие шлюхи, Регалии сезона выставляют, Когда их овевает смутный запах, Манящий чистотой и красотой Мужчин, в кораллах светлых утонувших. Не только женщин обнажает лето, — Снимает пиджаки и полуголых Мужчин пускает в лодках по реке, Влача их пальцы по воде тенистой; Они спешат покорно за рекой, Сквозь тени волн выслеживают руку, Которой незачем искать свой берег. Лицо в воде — как яблоко гнилое. Соборы и строительные фирмы С их появленьем рушатся. Все громче Бетховена играют, чтобы эхо Сумело в звуках утопить Уэльс, И ветер лета Средиземноморья, Как лебедь, белоснежный лебедь плыл.

Мы покрыты бронзовым загаром, Ягоды в лесу горят пожаром. Лето это жаркое недаром, Лето — это хорошо!

Валять дурака в компании и устраивать из этого большую суету — отнюдь не главная задача в летние каникулы. Почему все считают «лето — это пляж/бассейн/барбекю/фестиваль/фейерверк», будто это истина в последней инстанции? Читать в одиночку в прохладной комнате, с криком «Вот это жизнь!» есть фрукты и мороженое <…> — вот лучшие летние воспоминания. Лето лучше проводить в одиночку. Одиночество — это вообще хорошо. Жарко же, в конце концов.

Небу работать летом: солнце да звёзды жечь. В Осень усталость эта с туч начинает течь. Осенью встретить можно, если Ты лужам рад, В чёрной грязи дорожной Августа звездопад. И, обступая звёзды, чтоб не пошли круги, Бродишь, такой серьёзный, с Летом своим внутри. Не наступай на листья. Видишь, как написал Мастер умелой кистью звёздные небеса!

Жизнь идет и лето длится… Может, надо помолиться, Попросить: «Великий Боже, Сделай так, чтоб завтра тоже Зеленела в поле травка, В гуще сада пела славка, На окне на тонкой леске Колыхались занавески».

Собирай впечатления лета в сердце — пусть из них сложится симфония счастья!

Когда говоришь «летние каникулы», думаешь о замечательном времени года, где можно обогатиться хорошими воспоминаниями. Но когда становишься взрослым, понимаешь, что в памяти странно засели лишь какие-то мероприятия и обычная бессмысленная повседневность. В общем, то, что помечено как «обычный день». И для тех, кто так и живёт, это действительно может быть захватывающе. Любовные истории, отношения, даже просто вкусная еда. Самые обычные вещи, если взглянуть со стороны, нечто совершенно естественное. Но именно они могут послужить толчком, побуждающим изменить свою жизнь. Потому вы и увидели эту небольшую коллекцию коротких воспоминаний.

Есть нечто совсем особое в теплых и светлых ночах русских уездных городов в конце лета. Какой мир, какое благополучие!

Вечер был влажным, прохладным и грустным. Августело.

Почему-то детство всегда вспоминается летним.

— Грег, ну как лето? — Лето? Откуда вообще это слово? От слова «лететь»?

Мне лето бы пережить. И осень, может быть, путь укажет…

Раскаленное летнее солнце отливает залитую огнем осень.

Дай мне ворох травы и цветов А я впопыхах Порежу ладони о серп и только улыбнусь.

– Наша весна была чудесной, но наше лето прошло. Как можно сказать это и не выглядеть сопливой дурой?.. Но режиссёрам нравится фраза, придётся постараться… Тома, ты меня слышишь?.. – Нет, я тебя вижу.

Каждодневные дожди, Нам прогнозы обещают. Лето шепчет: «подожди, Они снова чушь вещают.

Зеленый ветер веял ночью, Когда бродил в тени аллей. В зеркальном озере неточно Дома смывала пена дней. Дрожали звезды темной глади, Дорожный шум исчез вдали, И очень редко пробегали Машин неяркие огни.

Лето уходит каждый вечер. Сидишь себе на веранде, раскладываешь на противне, застланном листом кальки, листья перечной мяты на просушку, смотришь, как между оконными рамами барахтается на спине золотистая бронзовка, как слоняется по двору мелкий теплый дождь, как притаившаяся за углом своей будки собака думает, что сейчас поймает воробья, который клюет перловую кашу из ее миски, как идущая с огорода жена думает, что сейчас поймает и всыплет по первое число собаке, которая разрыла половину грядки с клубникой, как у них обеих ничего не получится, как первое число уже давно двадцать седьмое, как лето, усыпанное белыми лепестками чубушника, уходит каждый вечер.

Я жду ответа, Больше надежд нету. Скоро кончится лето.

Что ж! летом легче. Лето лечит. На всех качелях — мы не мы! Что ж. Лето кончено, конечно. Необходимо ждать зимы.

Солнце разлито в в воздухе, сияет медвяно в тарелке, разбрызгалось золотистыми каплями пчёл по чуть колыхающемуся горячему воздуху, где запах разогретой травы смешался с тёплым дыханием мёда на летнем окне.. Кто несчастлив в этом мире — сам дурак.

— Жаркий ветер на щеке, вкус земляники на губах, звезды в небе, касание тёплой воды… Лето… Оно уходит так быстро, что не успеваешь крикнуть «постой!» И кажется, долго кажется, что оно ещё здесь. В кончиках пальцев — память, память о лете. Дрожью, судорогой, головой вскинутой навстречу дождю, тихим смехом и случайной улыбкой — лето… Всё-таки лето. Тебе говорят, что оно уже ушло, но ты ищешь его следы, бежишь, опаздываешь, не успеваешь… Но всё-таки лето. И ты идёшь по его тающим следам… два часа в машине, три часа на самолёте, немного пешком — поехали! Куда — не знаю. Приедем. Всё ради лета. Маленького-премаленького. Робкого кусочка отставшего лета. А больше и не надо, иначе умрёшь от тепла… Лето… — Чингиз… — тихо сказал я. Он не слышал. Он догонял своё лето. — Дайте мне мой кусочек лета… А он и так со мной. Навсегда. Моё лето. Какое было, какое есть, какое будет. Лето навсегда! Я ведь помню, как оно уходит. Как жёлтое солнце плавится в алый закат. Как ветер начинает пахнуть снегом. Я улыбался ветру. Я просил его: «Подожди!» Чуть-чуть! Оставь мне немножко лета! А ветер видел таких, как я, не раз. Пока было тепло — он не спорил со мной. Но стало холодно, и ветер прошептал: «Лето кончилось». Я поверил не сразу. Но лето кончилось. Пошёл дождь. Холодный, унылый, серый. <…> За нашей спиной раздался всхлип. Я обернулся. Падла стоял у стены и утирал слёзы грязным носовым платком. — Чингиз… — Он трубно высморкался. — Чингиз, спой ещё разок про лето? А? Я не всё запомнил. Как там… «малиной во рту», «я буду долго гнать велосипед»… — Сволочь ты бессердечная, — огрызнулся Чингиз. — Бессердечная и неромантичная. — Я? Я за папиросой спустился. А ты её уже скурил. Но я тебе всё прощу, Чингиз. Ты только ещё про лето… Слушай, а про весну так же можешь? — Не могу. Весна — это промежуток между зимой и летом, она не самодостаточна.

Последние лучи заката Лежат на поле сжатой ржи. Дремотой розовой объята Трава некошенной межи.

К исходу лета на сносях земля От тяжести склоняет ветви книзу, Скрыв глубоко живую сладость соков, Она цветы выносит напоказ и золото, Усердно маскируя свой тайный сговор… Под покровом соков Покоится холодная зима, Покоится, произрастая, голод, Вмороженный в початки кукурузы. Под щедрым изобильем — обнищанье, И бедность, как богатство, клонит книзу Тугие ветви, и нужда — зерно.

Погрустим, переждём жизни пустотелость, Перетерпим пока всю закостенелость… Уменьшается тьма, просыпаясь, грёзы Сеют радость в душе, осушая слёзы…

Приступ летней тоски неотвратим. Ее невозможно сравнить с осенней хандрой или зимней депрессией. Нет. Летняя тоска сродни апофеозу, финальному аккорду, который стремился к разрешению долгие месяцы, дни и часы, и вот наконец грянул, рванул и… застыл, сраженный собственным величием, всеми этими придыханиями, сопутствующими началу лета, мареву, алым закатам там, за темными силуэтами новостроек, удушливому ветру и ветру, несущему прохладу и умиротворение. Лето. Оно вот. Буквально уже. Уже виден край его, пока еще там, вдалеке, брезжит небрежно подшитый подол ситцевого платья, выгоревшего, стиранного не раз, впитавшего жар, воздух, тополиный пух, сладкие капли плодов абрикоса, едкий вишневый сок, — трепещет на ветру, прощаясь, отважно встречая первые капли холодного дождя и пронизывающего ветра.

Начиналось прекрасное лето: мир и спокойствие в природе, приятная прохлада озера, костры и песни и, кто знает, быть может и мимолетная любовь.

На монеты звёзд я куплю билеты в лето, В сказку где всё есть, всё, что только хочешь. Там цветут цветы и сладкие ночи, Там мои, твои, любые мечты.

Тихо лужи покрывает лед, помнишь мы с тобою Целовались ночи напролет под шум прибоя. Это лето не вернуть уже, я знаю, Но когда печаль в моей душе я вспоминаю:

— Должно быть, там было очень жарко. — Жаркое лето пятидесятых.

А я скучаю, друг мой, я скучаю… И письма вымышленному тебе опять слагаю… Мне почему-то не хватает света. Да, мне бы лета, друг мой, мне бы лета. Плеснуть бы в чашку моря, вместо грусти, И пить, пока печали не отпустят. Насытиться мечтой, надеждой, верой, Творить любовью, будто акварелью: Нарисовать тебе пейзаж о счастье, О радости, о нежности, о страсти… Но за окном ноябрь. И время чая. Пью осень. Но по-летнему скучаю.

О чём писать когда нет музы? Когда не видишь смысла в этом. Мой дядя вновь грызёт арбузы, Тем самым провожая лето.

Я вскакиваю на бордюр и читаю стихи собственного сочинения. Писал я стихи плохие, ужасные, рифмовал любовь с кровью, сравнивая ее с водосточной трубой, разбавляя эти шедевры строчками «твои ушки — курага». Но тогда я этого не знал, она тоже этого не знала, а может быть, просто не говорила, стоя в парке, сжимая сумочку с лекциями и широко улыбаясь. Даже сейчас эти плохие стихи так и остались для меня лучшими, потому что пахли летом, счастьем и молодостью.

Где-то ожидает лето, ночи и рассветы, Золотистый пляж и море. Лето, девушки раздеты, никаких запретов — Если отпуск не закроют! И снова пульс бьется, В сердце песня раздается, Я навстречу лету Еду, еду!

Тишину нарушало только шкворчание — это солнце поджаривало небеса.

Моя цель на этих летних каникулах — ни шагу за порог дома. Ведь если подумать, летние каникулы существуют в первую очередь именно из-за жары. И этот фактор нельзя игнорировать. Доказательство очевидно — на Хоккайдо, где и зимой холодно, и летом не жарко, летние каникулы совсем короткие, а зимние, наоборот, длинные. Следовательно, длина каникул определяется именно погодными условиями. Это означает, что цель летних каникул — защитить учеников от жары. И если следовать ей, выходить из дома не следует.

Иногда это выгодно — быть ужасным романтиком. Ваше лето живет у меня на кухне. Под фантиком.

Ох, лето красное! любил бы я тебя, Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи.

Август — это предатель лета.

Хризантемы в полях Уже говорят: забудьте Жаркие дни гвоздик!

Чтобы превратить лето в сказку, достаточно немножко нежности дарить.

Вода — как фокусник. Распиливает тебя на половинки. Получается, что ты теперь состоишь из двух частей, и нижняя тает, расплывается, как сахар. Прохладная вода, и время от времени — волна, что очень изящно запинается и падает, в кружевных завитушках пены.

Что лето мне! Всё жалобы да пени. Пусть летом жизнь и вправду хороша, Печать зимы — на этом песнопенье. По-зимнему болит моя душа. Люблю, люблю, тоской себя круша, По-прежнему люблю её одну. Принес я в жертву ей мою весну, Готов я на себя принять вину. Нет, я любовь мою не прокляну.

Лето — это печь, в которой Господь обжигает великолепные краски осени. Осенью краски такие яркие, как вино и как терпкий дым от костров, которые разводят на полях…

Скучаю по летнему небу, По тихим седым вечерам, Сменяющим жаркую негу На лёгкий прохладный туман.

Сбежало в летнем небе молоко И сделалось дымком от сигареты, — Бывает так печально, что легко Событья перепутать и предметы Переназвать.

За лето до дна высохли каналы. Лето прошло по лугам, точно степной пожар.

Время как будто летит, а не уходит, А так хочется, чтоб не кончилось Лето никогда.

— Почему у тебя голос, как у моего младшего брата? — Это я, Кендис. Межгалактические бандиты с планеты жаб и ящер забрали у нас наши тела. — Ладно. Как вам помочь? — Серьезно? Ты правда веришь в эту бредовую историю? — Да, это лето было очень долгим.

Нет ничего лучшего, чем провести лето в лесу, дать своей голове отдохнуть перед учебой и возвращением домой, в город, к шуму, холоду, грязному воздуху, туда, где слишком большое количество людей находится на слишком ограниченном пространстве.

Ночью здесь полно людей в поисках любви своей, Но забудут все они утром о любви. Пляж поведает всем нам, кто что ел и кто где спал, Дворник заметет следы неусвоенной еды.

Умирает лето в красках, День за днем печаль уносит. И в косой дождей повязке К нам с небес шагнула осень.

Тополиный пух, жара, июль, Ночи такие звёздные. Ты пойми, что первый поцелуй Это ещё не любовь… Это лишь такой закон борьбы противоположностей. Тополиный пух, жара, июль, Ветер уносит в небо. Только ты не веришь никому. Ждёшь ты только снега, снега, снега…

Вновь я слышу тебя, комариная песня лета!

Мне с летом расставаться жаль. С его теплом, Цветами поздними. Необъяснимую печаль Таят в себе Красоты осени.

Вновь расцвели подсолнух и вьюнок, бегония, красавица ночная, флокс, георгин, ковыль, душистый дрок — и вновь я счастлив без конца и края.

Хочется летом в деревню, Удочку взять и закинуть…

Yes, it’s gonna be a cold lonely summer But I feel the emptiness. I’ll send you all my dreams every day in a letter, Sealed with a kiss.

Если ты заботишься о плохих вещах летом, тогда проблемы пойдут за тобой и в осень.

Так хочется закрыть глаза и открыть тогда, когда настанет 1 июня. Вдыхать душистый аромат первой черемухи. Смотреть целый день на небо и искать необычные ватные фигурки. Ловить утренние лучи солнца, которые пробираются сквозь мои шторы. И не возвращаться в тот серый мир, наполненный жесткостью и алчностью.

Мы в дороге с песенкой о лете, Самой лучшей песенкой на свете! Мы в лесу ежа, быть может, встретим! Хорошо, что дождь прошел.

Холодное лето ненастного года. Коллеги, по ходу, ругают погоду, По ходу, дожди за окошком гремят, Глотает ливневка бесцветную воду, И день вылезает навстречу восходу — Бескровен, издерган, измят.

Август. Персик зарёй подсвечен, и сквозят леденцы стрекоз. Входит солнце в янтарный вечер словно косточка в абрикос. Крепкозубый, налит початок смехом жёлтым, как летний зной. Снова август. И детям сладок смуглый хлеб со спелой луной.

Темнота, лета не знает!

Подорожная пыльная грива, Как помол корицы, рыжа. Языки лопухов лениво Свисают в полдневный жар И судачат, что в час покоя Слышу я барабанный треск. Порвалась субстанция зноя, Только эха донесся всплеск.

Когда осень стоит напротив лета и холодно усмехается, зима потихоньку выкапывает за ее спиной яму, чтобы там похоронить.

Я хочу теплой ночью в этом море промокнуть, А потом, между прочим, заглянуть в ваши окна. Посмотреть в ваши лица на свое отражение, Улыбнуться… проститься и продолжить движение.

На сияющей скатерти в отсветах дня хрусталя естество и червонного золота луч сквозь него: этот свет — для меня! <…> Сколько лето даёт — и пьянит, и дурманит полновкусием пира! И надежда лежит в основании мира — это прочный фундамент. <…> Круглой чашки борта. Завершенность такая — ты на радость уму! Вот и кофе. Я миг настоящий приму, мысли в круг замыкая.

Сейчас лето, забыл? Всё только начинается!

Душный июль! Избыток зелени и синевы — избитых форм бытия.

Summer’s almost gone, Almost gone. <…> Morning found us calmly unaware Noon burn gold into our hair At night we swim the laughing sea When summer’s gone Where will we be?

Конец августа изменял лету и превращался в осень. Третий день небо было серо-синее. Низкие тучи плыли и прятали лучи солнца.

Я люблю лето за то, что в солнечные дни даже у самых грустных мыслей счастливый конец.

Косу в руки иль мотыгу? Для начала дай-ка тыкву Подпою слегка. А меж грядок ходят люди И казнят уж с видом судей Мерзкого жука.

Ветерка зеленая плетка (Тишина да ореховый прут), Знай, тебя приласкает кротко (Словно эльфы кружатся тут), Как предчувствие близкой прохлады, Остужающей в чаще зной. Это в душную дрему сада Я врываюсь — ветер сквозной.

это лето на камешках августа золотое мое золотое милый друг, расскажи мне пожалуйста, что за лето цепляться не стоит.

Мой милый друг! Такая ночь в Крыму, что я — не сторож сердцу своему.

Повеял летний ветерок; Не дуновенье — легкий вздох, Блаженный вздох отдохновенья. Вздохнул и лег вдали дорог На травы, на древесный мох И вновь повеет на мгновенье. Не слишком наша речь бедна, В ней все имеет имена, Да не одно: и «лед» и «ледень», А ветерок, что в летний час Дыханьем юга нежит нас, Когда-то назывался «летень».

Ветер с Невою опять целуются, пахнут морем на Стрелке цветы. А я обнимаю тебя… улицами… Тяну до тебя разводные мосты. Скоро заплачет осень дождями, серым вдруг сделается горизонт. А я тебя укутаю площадями и позову согреться под зонт.

Тишина на заре в лесу. Уползает прохлада в тень. Ели пригоршнями росу Держат бережно — Не задень.

— Летние каникулы — просто класс. Хочу, чтобы они не кончались.

Лето — сезон безответственности.

Вновь в уголочке души, Ясным и ласковым светом Нежно блестят витражи Наших не прожитых дней.

— Обязанность каждого — трудиться, — говорил Муравей, прижавшись к горячей печке. — Каждый день… «Заладил, — подумал Медвежонок. — Ну как он не понимает, что это — лето, что оно — короткое, что оно вот-вот кончится…»

Да лето же! Не успеешь оглянуться — бах! — и ушло! Давай быстрей!

Поздно я возвращался домой. Приходил обвеянный духом полей, свежий, как дикий цветок. В складках своей одежды приносил запах полей, как ветхозаветный Исав. Спокойный, одинокий, садился где-то на крыльце пустого дома и смотрел, как строилась ночь.

Спеши к нам лето! В смене чарований За ним сменяйтесь осень и зима! Хвала тебе, создавшему все грани Времен, воображенья и ума!..

Когда-нибудь, когда седыми станут косы, Я вспомню всё и улыбнусь у двери: Романсы зимние, вальсирующую осень, Чечётку лета и весенний марш капели.

Грибные июньские ливни звенели, как связки ключей.

На зеленой солнечной опушке Прыгают зеленые лягушки, И танцуют бабочки-подружки, Расцветает все кругом!

В такие вот вечера Цветут на столе георгины, А в окнах заката парча. Сегодня мои именины (Не завтра и не вчера).

Была зима. Всесильный город Был опрокинут в зимний холод, И кое-кто считал, что новый Настал период ледниковый. Однако, к счастью, для планеты В июне наступило лето!

Апатия к будням. То чувство, как будто с температурой в кровати: скорее хочется вскрыться, нежели что-то менять. И в каждом сне возвращаешься в лето, сжимая конверты счастливых билетов.

Уютно и тепло… Огонь костра, ромашки, Летает мошкара, а на твоей рубашке Тихонько бабочка сидит И слушает твой голос… А завтра — в город, в суету и шум — Не хочется… Но в сердце уношу Немножко неба, синевы, Задор и молодость…

Мы шли на лодке по лесной реке. Жара плыла от нас невдалеке. Молчали птицы. Высились осины. По берегу трусил веселый пес И в белой пасти кончик лета нес — Внизу зеленый, сверху светло-синий.

Балует лето запоздалое теплом поблекшие цветы, листва колышется усталая, свет и тепло до дурноты.

Как летом надоело Нам охать то и дело: «Жарища! Духота!», Скучать, зевать, томиться, От дремы с ног валиться, Не жизнь, а маета!

Полуденным зноем сжигает июльское солнце Зеленые сочные травы, листву и цветы. Плывут по прохладной воде серебристые кольца, В безумии летнем забыли: где я и где ты.

Не было печали, просто уходило лето, Не было разлуки – месяц по календарю, Мы с тобой не знали сами, что же было между нами, Просто я сказал, что я тебя люблю.

Когда весна стелется зеленью до края небес, лето начинает работать при помощи ярких цветов.

Весенние слова, а летние тем более, самые легкие из всех слов на свете. Легче воздуха и даже гелия, которым надувают шарики. И такие же разноцветные. Они и состоят-то почти из одних только гласных, а согласные в них если и есть, то звонкие. Весенние слова, а летние тем более, чаще всего и не выговаривают даже, а выдыхают. Только успел губы приоткрыть, как оно уже упорхнуло. Только хвостик «лю» и мелькнул перед глазами. Чтобы весенних, а тем паче летних слов хватило для разговора хотя бы двух человек, а тем более для шепота, надо их выдыхать постоянно.

Вот и лето прошло, словно и не бывало.

… для того, чтобы забыть человека, лучшего времени, чем лето, не придумаешь.

О прошлом вспомнил я далеком, Когда меня июльский зной, Струясь живительным потоком, Своей разнеживал волной.

У всех лето, море, солнце, воздух и вода — один я в царстве раскалённого бетона и душного асфальта! Что это за жизнь?!

Слава нормальной температуре! — на десять градусов ниже тела. Слава всему, до чего есть дело. Всему, что еще вам не надоело!

Я хочу быть проездом в этом городе летом. Никому неизвестной, пролетая над светом. По центральным дорожкам по проторенным тропам Побродить тут немножко и вперед автостопом.

Над нами лето расстилает небо шелком, Струится бахромою золотистой солнца свет. И если ты захочешь, даже мир умолкнет, Укутав нас с тобою в этот тёплый плед…

Кто разрешил?! Морозу положено быть… Когда? Зимой! А сейчас что? Лето! Вы разве не видите?

Когда на сердце покоя нету, Когда оно промозглым днем чего-то ждет, Крепитесь, люди! Скоро лето! К нам наше лето обязательно придет!

И улыбки их были щедрыми, как лето.

Где же ты, лето? Почему не наступаешь? Может, ты застряло где-то? А может, и само не знаешь.

Тишайший аквариум, дивное лето, Избыток зеленого, синего цвета, И сверху и снизу, и слева и справа — Лишь небо да листья, лишь небо да травы.

Ночь скрадывала ставшие знакомыми очертания улицы. Воздух был влажным и прохладным, но уже нес с собою обещание скорого тепла. Джин любила летние ночи именно за то, что они были теплыми. Весенние ночи она любила за то, что они были полны обещаний. Они обещали лето, стрекот цикад, звезды над головой, благословенную прохладу после наполненного зноем дня. И сердце могло радостно биться, убаюканное верой в лето.

Когда кустится в ладони клевер, И солнце щиплет, и ветер гладит, Ты веришь в мир, как никто не верил. Тебя, счастливую, лихорадит.

Кончается лето — жизнь не кончается…

… Смутная, беспокойная тоска трех долгих весенних месяцев как-то улеглась. На завершающей неделе она перегорела — вспыхнула, взорвалась и рассыпалась в прах. Он без сожалений развернулся лицом к безграничным возможностям лета.

Вчера я попала в сказку — Озёрно-сосновый Рай, Сняла городскую маску — Природа, меня встречай!

Плотно закрыла рот раковина морская. Невыносимый зной!

Бывает такой сентябрь, что за него не жаль целого лета.

Літо. Скажи нам, літо, чому так мало Залишаєш нам, залишаєш нас…

В молодости все мы воображаем, будто лето — сплошь солнечные дни и лунные ночи, когда веет легкий западный ветерок и повсюду буйно растут розы. Но, повзрослев, мы вскоре устаем ожидать, когда же разойдется серый покров на небе. Мы закрываем дверь, входим в комнату, жмемся к огню и недоумеваем, почему это ветер непрестанно дует с востока, и, конечно, меньше всего думаем разводить розы.

У нашего лета нет берегов — Ты проверял, и я проверяла. Нас, как детей, на руках укачала Волна, любовь.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Сказал как отрезал:
  • Буря в стакане воды
    Так отозвался о политической сумятице в крошечной европейской республике Сан-Марино французский философ и писатель Монтескье (1689-1755). Этими же словами встретил Павел I в бытность свою наследником сообщение о волнениях в Женеве после Французской буржуазной революции 1798 года. Выражение Монтескье англичане перевели почти дословно: «Буря в чайной чашке». Итак, автор выражения – Монтескье? Отчасти. Однако образ...
Top