Главная / Цитаты по темам / Цитаты про луну
23 июня 2020

Цитаты про луну

луна

Август! Уже закончился поединок мёда и дыни. Ах, солнце – красная косточка у вечера в сердцевине.

Какие особые сближения, казалось ему, существуют между луною и женщиной? Ее древность, предшествующая череде земных поколений и ее переживающая; ее ночное владычество; ее зависимость как спутницы; ее отраженный свет; ее постоянство во всех ее фазах, восход и заход в назначенные часы, прибывание и убывание; нарочитая неизменность ее выражения; неопределенность ее ответов на вопросы, не подсказывающие ответа; власть ее над приливами и отливами вод; ее способность влюблять, укрощать, наделять красотою, сводить с ума, толкать на преступления и пособничать в них; безмятежная непроницаемость ее облика; невыносимость ее самодовлеющей, деспотичной, неумолимой и блистательной близости; ее знамения, предвещающие и затишья и бури; призывность ее света, ее движения и присутствия; грозные предостережения ее кратеров, ее безводных морей, ее безмолвия; роскошный блеск ее, когда она зрима, и ее притягательность, когда она остается незримою.

Луна за окном насмешливо кривилась, посылая ему свою издевку через пустоту четырехсот тысяч километров. Федор Иванович добродушно ухмыльнулся ей в ответ.

О, если б ты в своем селенье дальнем Взглянула, как и я, сегодня на луну, Ты знала б В одиночестве печальном Люблю я до сих пор тебя одну!

К вам в душу заглянув, сквозь ласковые глазки, Я увидал бы там изысканный пейзаж, Где бродят с лютнями причудливые маски, С маркизою Пьеро и с Коломбиной паж.

Это серое море и длинная чёрная суша. И большая луна — неподвижная жёлтая груша. Потрясённые волны в кошмарном бормочущем сне. Золотые колечки на моря мохнатой спине. Одинокая лодка в заветную бухту спешит И врезается в берег, и берег под брюхом шуршит. Миля тёплого пляжа, прибоем пропахшего. Одинокая ферма, в долине пропавшая. Стук в оконную раму и шлёпанцев шорох. Синий, спичкой на ощупь зачёркнутый порох. Тихий голос, сладкий и щемящий. Сердце — сердце. Чаще, чаще, чаще.

Недозрелый месяц завис над планетой Земля, мертвый — над умирающей.

На раздольи небес ярко светит луна, И листки серебрятся олив; Дикой воли полна, Заходила волна, Жемчугом убирая залив.

The sun ain’t gonna shine anymore, The moon ain’t gonna rise in the sky, The tears are always clouding your eyes, When you’re without love.

Лунный свет обладает способностью являть взгляду невидимое.

Ночь и тишина… и мы с тобой вдвоем… Сейчас я иду одна под холодным дождем. Звезды и луна, мысли й тишина… Нигде никого… Ты уехал. Ты далеко. Я буду очень по тебе скучать И снова под луною ждать.

Вот выплыла луна, И самый мелкий кустик На праздник приглашён.

Вино, что только взглядом пьют, Ночами льет луна на землю.

— Я догадался, почему при виде холодной, пустынной и безжизненной луны человек думает о любви. — Да? — Потому что человеку становится так одиноко и холодно, что он тянется к другому человеку.

Джейсон остановился в середине корабля и прислонился к борту. Лунный свет окрасил его волосы в серебро. — Спасибо, Пайпс, — сказал он. — Ты снова меня спасла. Он обнял её за талию. Она думала о том дне, в Гранд-Каньон — тогда она впервые узнала, что Джейсон может контролировать воздух. Он держал её так крепко, что она чувствовала биение его сердца. Тогда они перестали падать и поплыли в воздухе. Самый. Лучший. Парень.

Заката медленные веки И взгляд, как у подбитых птиц. Кто камень бросил для потехи? Откуда ночь сочится вниз?

Девицу звали Дездемона – была красива, как луна, На генеральские погоны и соблазнилася она.

Но Луна не вняла моим мольбам оградить меня от этого идиота, скотины и… Боже, он мне всё-таки нравится!

Луна исчезает, тонет вдали, её сломанное яйцо льет в море свой яичный белок. Полночь придет, и со стоном волны, ты тоскуешь, дрожащая и одинокая, вместе с моей душой и морем.

Звезды близ прекрасной луны тотчас же Весь теряют яркий свой блеск, едва лишь Над землей она, серебром сияя, Полная, встанет.

Кто-то отгрыз угол от лунного диска.

Мне так больно сквозь дым дышать, Мне так страшно вставать на кон, Я хочу убежать из дней бесконечных прочь. И когда нету сил кричать, вспоминая свой странный сон И фарфоровый диск, увенчавший весеннюю ночь.

Люблю луну. Она такая печальная. Не удивительно – у неё под носом такой бардак.

Луна. Полная, яркая, очаровательная луна нахально заглядывала ко мне в окно. Зовущая, манящая, сияющая, улыбающаяся мне, прекрасная, яркая луна своим змеиным голосом, сотканным из стали и теней, шептала нежные глупости, тихо повторяла два слога моего имени своим прежним голосом, наводившим мысли о тьме и почерневших от страха или предвкушения наслаждения глазах, таким знакомым, таким успокаивающим голосом.

На глазах не сон, а дрёма… Как покойница, бледна Близоруко в окна дома Смотрит жёлтая луна; Странно путая предметы В угловатости теней, Толоконной пылью света Бродит в комнате моей.

Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.

Незнайка спросил, почему лунные астрономы или лунологи до сих пор не построили летательного аппарата, способного достичь внешней оболочки Луны. Мемега сказал, что постройка такого аппарата обошлась бы слишком дорого, в то время как у лунных ученых нет денег. Деньги имеются лишь у богачей, но никакой богач не согласится затратить средства на дело, которое не сулит больших барышей. — Лунных богачей не интересуют звезды, — сказал Альфа. — Богачи, словно свиньи, не любят задирать голову, чтоб посмотреть вверх. Их интересуют одни только деньги!

Полная луна утешает всех, кто болен, — и людей, и диких животных. В сиянии полной луны есть безмятежность, в прикосновении ее лучей — спокойствие, умиротворяющее воздействие на ум и тело.

Что ж, это дивная ночь для лунного танца, Со звездами в вышине твоих глаз. Чудесная ночь, чтобы сотворить наш роман, Под покровом октябрьских небес. И все листья опадают с деревьев Под звуки веющих бризов. И я пытаюсь угодить этим взывающим струнам Твоего сердца, которые играют так нежно и тихо. И все волшебство этой ночи, кажется шепотом тишины, И весь мягкий лунный свет, кажется, сияет в твоем румянце.

Заходящее солнце на восходящую луну криво смотрит.

Луна встаёт. Разве не прекрасно? Такой вид не купишь ни за какие деньги!

— Смотри-ка, полнолуние. Ты когда-нибудь замечал, что пока луна поднимается, она очень большая, а там, наверху, уже такая маленькая… — Всё зависит от угла зрения. Неважно, где луна и где стоит человек. Нужно только руку поднять и прищурить любой глаз. Луна всегда будет не больше пальца.

Я не знаю, куда мы идем, и мне нет до этого дела, Пока ты со мной и пока луна над нами.

— Какая прекрасная сегодня луна! — Да, но если бы вы видели её до войны…

… И в саду тишина, — Лишь кузнечик в траве заливается; Перламутром луна В стеклах окон скользит-отражается…

Лунное затмение на Луне воспринимается как солнечное.

— Чего вы ко мне пристали со своей Луной? — Вынужден вас разочаровать. Личной Луны у меня нет.

Как похожа луна на вашу любимую: она идет и вы за ней. Вы остановились, и она остановилась. Вы вошли в дом, и она стоит у окна. Вы присели у колодца, и она в него впрыгнула и, подняв свой ясный лик, смотрит на вас.

Высоко в небе серебрилась луна, покрывая русло реки и нарзанный городок на той стороне колдовским светом. Лунное освещение делает землю пустынней, словно убирая с неё лишние предметы, готовит нас к жизни в том мире, где не будет многих вещей, милых нашему сердцу, но и мучивших нас в этом мире.

Да, люди побывали на Луне, но с тех пор не сделали ничего сопоставимого. Я даже не слышу о каких-то по‑настоящему серьезных намерениях сделать следующий шаг.

Когда тоскуешь по дому, <…> просто взгляни на небо. Потому что, куда бы ты ни поехала, луна везде — одна и та же.

Меня зовут Ледяной Джек, и я Хранитель. Как я об этом узнал? Луна сказала. А когда вам о чём-то говорит Луна, в это стоит верить.

Скрывают облака луны смешное блюдце — космический фарфор, давно забытый стиль. раз жизнь — всего лишь сон, давно пора прснуться, ведь пропустить восход — не полюс перейти.

Пригоршню воды зачерпнул. Вижу в горном источнике Сияющий круг луны, Но тщетно тянутся руки к неуловимому зеркалу.

Танцуй, когда зовёт луна, и не думай о неприятностях, которые ещё не пришли.

— Понимаю, что это романтическое клише, но луна прекрасна. — Несомненно. Она похожа на огромное куриное яйцо.

Звездная ночь обдает холодом, луна и та кутается в бледно-радужную шаль.

— Вот что, соколы ясные! — Мишка мрачно оглядел братьев. — Ничего у вас с этими деревяшками не выйдет! Ими только в жопе ковырять в безлунную ночь. — Почему в безлунную? — тут же поинтересовался Кузька. Из двух братьев-близнецов, он был более шустрым, безалаберным и, как слышал Мишка, более восприимчивым к обучению. Вот и сейчас, Дёмка молчал, а Кузьке почему-то понадобилось знать: почему именно в безлунную ночь надо предаваться столь странному занятию. — Чтобы не увидел никто, и со смеху не помер. — Просветил Мишка Кузьму.

Луна затопила ночь безбрежным светом, и холмы стояли, окутанные белой лунной пылью. Деревья и земля застыли, иссушенные лунным сиянием, безмолвные и мёртвые.

В величественном сиянии Осенняя луна проплывает по мелководью небес, И зеркальные пруды на земле выгибают спины и сверкают своей драконьей чешуей, Когда лунный лик оказывается над ними.

Где ты, луна, теперь? Как затонувший колокол, Скрылась на дне морском.

В небе такая луна, Словно дерево спилено под корень: Белеется свежий срез.

Итак, достоверно установлено, что слуга Фриколлин был трус; о таких людях принято говорить: «Робок, как молодая луна». Мы считаем уместным выступить против такого сравнения, весьма обидного для белокурой Фебеи, кроткой Селены, непорочной сестры лучезарного Аполлона. В самом деле по какому праву обвиняют в робости планету, которая, с тех пор как возник наш мир, всегда смотрела Земле прямо в лицо и ни разу не повернулась к ней тылом?

Они были совершенно разными. Она, как Солнце, горячая и улыбчивая. Ей совсем не к лицу была грусть, только с улыбкой на лице она выглядела потрясающе. Он же был, напротив, как Луна, холодный и рассудительный. Его умное лицо заставляло засомневаться даже ученого человека в своей учености. Она обожала, когда он улыбался, а он ненавидел, когда она плакала или грустила. Так они и жили. Да, иногда было несладко, но любовь преодолела все и они смогли сохранить ее до старости. Иногда совершенно разные люди могут неплохо уживаться вместе не один год, а то и всю жизнь. Похожи вы или же различаетесь, — не важно. Единственное, что очень важно в отношениях — это уметь понимать друг друга, слушать, прощать, просить прощения и принимать человека таким, какой он есть, не пытаясь его изменить. Вот тогда все будет хорошо.

Просто помни, что каждый раз, когда ты смотришь на луну, я тоже буду смотреть на луну. Не на ту же самую луну, ясное дело, это невозможно.

Ясная луна. У пруда всю ночь напролет брожу, любуясь..

В небе, пока ещё тёмном, поблескивает тоненький месяц. С точки зрения огромного мегаполиса, просто удивительно, как такое сокровище болтается всем на обозрение совершенно бесплатно.

Чья-то ладонь отвела в сторону вьющиеся стебли, за ней показалась рука до плеча, потом ступня и белое колено – девушка, не заметив меня, медленно шла прямиком к дому. Широкая лунная дорожка протянулась перед дверью. Девушка ступила на нее, и ее осветило, словно прожектором: золотом поблескивали плечи и бедра, матовые фиолетовые тени залегли под мышками и чуть ниже талии. Дверь приоткрылась, и мрак цвета умбры, словно темная ряса, поглотил светлую фигуру девушки.

Серебро луны упало в цене.

Лунную тусклость люблю: В ней невозможное стало возможным. Очерки все уловлю В свете тревожном, —

Лунный свет был первым лучом в познании мира. Это была заря, возвещающая собой возникновение науки, которая с течением веков покорила своей власти все звёзды, всю необъятную Вселенную.

О нет, готовых Я для тебя сравнений не найду, Трехдневный месяц.

Луна, чесночная долька, тускнея от смертной боли, роняла желтые кудри на желтые колокольни. По улицам кралась полночь, стучась у закрытых ставней, а следом за ней собаки гнались стоголосой стаей.

Рождается месяц — изогнутый коготь Первого в мире дракона. Ночь ненасытна. Небо бездонно.

Мне пришло в голову, что луна — это самостоятельное светило, только излучает оно свет другой природы и питает не дневную реальность, а ночную, то есть наши сны… А дневная ложь про отраженный свет — просто способ, которым демон рассудка пытается скрыть эту великую тайну.

— Не остывает то, что горело, никогда….. Можно придумать кучу отмазок, дабы избежать лишних вопросов, но большой огонь, который горел — никогда не угасает, и свет, который ты видел — всегда светит, как и прежде. — А как же скандальные разводы после большой любви? — Значит в это «небо» влезают маленькие «звёздочки», пытаясь затмить «Луну», но по истине, этого не удастся сделать никому, ибо главное «Светило» есть — «Луна».

Тут слуху нету впечатлений, Тут только сон, и тишь, и лень. Безмолвно там, где тлеет тень, Безмолвно там, где нет и тени.

Мертвецам все равно: что минута — что час, Что вода — что вино, что Багдад — что Шираз. Полнолуние сменится новой луною После нашей погибели тысячи раз.

Поцелуй меня в мягком свете летних сумерек И выведи на танцплощадку, залитую луной. Пусть по мановению твоей руки Зазвучит музыка и запляшут светлячки. Луна искрится серебром – Так поцелуй же меня!

Бесполезным медяком катится луна со склона. Небо тихо. Похоронно смешан холод с забытьем.

Солнце зажгло в душе смертных желание радостей и, наконец, подавило их проклятьем — создавать, в поте лица, преходящие вещи и снова разрушать их, а луна — тайный источник всех земных форм — затемнила их взор обманчивым блеском, так что они стали гонятся за фантомами и перенесли во вне — в ощутимое — то, что должны были созерцать духовно.

Луна, клянусь, ты создана, Чтоб озарять приют влюбленных; Для них одних сиять должна В зерцале кладезей бездонных И, оставляя на оконных Решетках серебристый след, Ресниц касаться полусонных, Шепча, что близится рассвет.

Осенняя луна Сосну рисует тушью На синих небесах.

Единственный для человека способ не вмешиваться в природу Земли — это жить на Луне.

Знаю, куда Луна неизменно стремится, Но ночь напролет Прождала, напрасно надеясь В небе свет ее отыскать.

Три вещи не спрятать надолго. Солнце, луну, истину.

Глядя на круглую Луну, восходящую ввечеру и царящую на небосклоне всю ночь до рассвета, трудно представить, что сделается с ней через две недели. Но, глупец, не полагаешь ли ты себя постоянным более, нежели ночное светило?

Горячее солнце без устали доискивается любви у луны, и так день за днем, год за годом.

Los amantes se refugian en tu luz sumas los suspiros desde tu balcón y enredas los hilos de nuestra pasión luna que me miras ahora escúchame (only you can hear my soul)

So many moons here Lost wings floating

Луна обдавала их холодным сиянием. Ни на горе, ни в долине не было видно ни одного огонька. Оглядывая горы, гость произнёс: «Мы перестали понимать радость, которую приносит лунная ночь. Только когда никаких фонарей не было, люди по-настоящему умели радоваться луне».

Свет погасит она, и как всегда, не уснуть до рассвета ей, Только в небе луна кому нужна, и становится всё темней. Она до сих пор ждёт, зовёт любовь свою, которой нет, И не поздно ещё воскресить её свет.

Если учёные NASA в 2012 году заявляют, что до сих пор не знают, как правильно защитить космический корабль от радиации в поясе Ван Аллена, какого чёрта мы должны поверить, что проникали сквозь него в скафандрах из алюминиевой фольги? Причём во время пика солнечной активности. Ответ очень прост: полёта человека на Луну никогда не было!

С появлением лампы луна превратилась лишь в предмет украшения или романтики.

О ты, плывущий в мутной мгле Ночного неба страж бессменный! Тень облак на твоем челе, Печали полон взор нетленный. И как бы мог сиять вселенной Невинный, чистый лик луны Над миром злобы и измены, Над миром горя и войны!

— Я не понимаю, как можно продавать то, что тебе не принадлежит. Как Луна может кому-то принадлежать? — Земля тоже никому не принадлежит, а участки продаются. Я, знаешь, что тебе скажу — то, что никому не принадлежит, можно забрать себе.

— С древних времен доска и камни совсем не изменились, но… за целую тысячу лет зонтики тоже не изменились. — Наверное… все осталось по-старому. Одежда и ноги все равно промокают, а зонтик неудобно держать в руке. — Да. — Человек уже слетал на Луну, а мы все ещё ходим с зонтами! — Человек на Луне? Опять выдумываешь, разве человек может попасть на Луну? — А вот и может, люди уже ходили по Луне.

Удочка в руке. Чуть коснулась лески Летняя луна.

Ночи были полны ветра, струящегося в блеске лун сквозь море трав в пустых полях, сквозь клетки городов, покоящихся уже 120 веков.

Ведь если солнце — главный чародей, То и луна, конечно же, колдунья.

Крик совы в вышине В той ласковой тьме — Как ни грустна была её песнь, Не было никого печальней меня. Луна поблекла, звёзды погасли, Но солнце не взошло с зарёй. У меня не было слов В ту ночь, когда мы расстались.

Луна не обращает внимания на лай собак.

Словно детский упущенный шарик, В тёмном небе всплывает луна…

Луна превращает безумца в тигра.

От Луны люди сходят с ума, любовники падают в обморок. Но в эту ночь она сияет особенно ярко — как зловещий предвестник зари.

Там высоко, высоко, кто-то пролил молоко, И получилась млечная дорога, А вдоль по ней, вдоль по ней, Между жемчужных полей, Месяц плывет, как белая пирога. А на Луне, на Луне, На голубом валуне, Лунные люди смотрят, глаз не сводят, Как над Луной, над Луной, Шар голубой, шар земной, Очень красиво всходит и заходит.

Солнце и луна сменяют день и ночь, но что сменит разум?

Давно в колчане крупный жемчуг С печалью смешан наравне. Давно резной на крыше венчик Без матицы приснился мне. Давно под чёрным покрывалом Текут замедленные сны, — И в поле трепетным шакалом Провыт призывный вой войны. И терем мой зловещ и гулок, И крыс не слышно за стеной, Но в клети каждый закоулок Наполнен злобою живой. В божнице синие лампады На ликах не отражены, И подвижных теней громады Ползут за мною вдоль стены. Бежать! — но сторожат погони, Дорога выбита кольём, И пораскованные кони Опоены крутым вином. Последний вечер. Слышу: филин Кричит и бьётся у окна. И там, средь облачных извилин Багровая встает луна.

Среди трущоб Солнце нам не светит И не видно луну.

— Это что? Это КУДА?! — Тише ты! По-моему, это просто Луна. — Как это — просто Луна?! Луна ведь маленькая! Ой-ой-ой, сейчас Луна на нас упадёт!

Однажды самка синего кита влюбилась в Луну. Когда другие киты уплывали за косяками планктона, она поднималась на поверхность и любовалась Луной. Она грустила. Она смотрела на неё каждую ночь, но не могла дотронуться до неё. Она была просто точкой в море, Луна не видела её, и она плакала. А однажды она решила заплыть в самую тёмную часть моря и выпрыгнуть из воды выше, чем все остальные, но Луна всё равно была очень высоко, до нее нельзя было дотянуться. Тогда она послала ей поцелуй. В этом поцелуе было столько любви, что на следующую ночь в воде появилась еще одна Луна.

Вот месяц в летнем небе. Он в сумраке мерцает. Он мне напоминает о бровях девчушки, Что однажды повстречал.

Я лишь созерцаю сокровенное сердце осенней луны…

Жизнь пронизана необъяснимыми вещами, но человек настолько захвачен сиюминутным, насущным, что не дает себе труда обратить внимание на обратную сторону бытия. Это как «темная сторона Луны» – мы видим только половину, которая обращена к нам «лицом».

Могут ли люди жить на луне, если она существует только ночью, а днем исчезает?

– Друзья мои… мне кажется, вы не понимаете, во что ввязались. Вы хоть знаете, что такое «тёмная луна»? – Часть лунной фазы, когда луна менее всего видна в небе. – Но знаете ли вы, что это означает? – Некоторые называют это… время для размышлений… или горя. – Горя или потери, милая. Интересно, почему после того, как ты и твои друзья пережили столько потерь, готовы снова рискнуть ради кого-то вроде Дерека Хейла? – Потому что нам не нравится терять.

Одна маленькая штука для штуки, одна огроменная штука для штуковины.

Не затем ли луна так ярко сияет сегодня там, в просторах небес, чтоб и листья лунного лавра занялись багрянцем осенним?..

Лунный свет, сияющая луна, Корова прыгнула через луч лунного света*, Лунный свет, сияющая луна, Я буду любить тебя этой ночью в лунном свете…

Плывёт гряда облаков… Как бережно светлую луну Она несёт на себе!

А солнце село. Жёлтая луна Взошла на небо — старая колдунья; На вид она скромна и холодна, Но даже двадцать первого июня За три часа наделает она Таких проказ в иное полнолунье, Каких за целый день не натворить: У ней на это дьявольская прыть!

Никогда луна так тихо с неба не смотрела! Сумерек плывущих лира тишиной запела, В ветви тёмные вплетая синих теней сонмы… Нежным и таким спокойным неба я не помню! <…> Так и мне, озёрной птицей, в песне изнемочь бы, Лишь успеть сказать, как в душу заглянула ночь мне, И что крылья в беспредельность сотканы мне снами, А мечты на хрупких мачтах вздулись парусами; Рассказать, как близость смерти вдруг преображает Песню, что слагает лебедь, с песней умирая, И как ясно мне, что душам в океане этом Смерть – лишь новая дорога розового цвета; И что сказкой обернётся дерзкий мир поэта И что не было вовеки ночи тише этой, Что с великими мужами здесь лежать мне вместе, Что я – царь и что поэт я, умираю в песне, Чтобы сердце моё в лире вас веками грело… Никогда луна так тихо с неба не смотрела!

Ярче мысли — терпеть невмочь — блещет зимняя ночь. Серебристая мгла тишины мир запирает замком луны.

— Луна — вороний глаз. — Луна — детское личико.

Всему под звёздами готов Его черед. И время таянья снегов Придёт. И тучи мая на гранит Прольет печаль. И лунный луч осеребрит Миндаль. И запах обретет вода И плеск иной, И я уеду, как всегда, Весной. И мы расстанемся, мой свет, Моя любовь, И встретимся с тобой иль нет Вновь?

Луна так ярко светит! Столкнулся вдруг со мной Слепец — и засмеялся…

Мне смена луны напоминает, что в жизни и в бизнесе всё циклично: иногда насыщенно, а иногда пусто.

И состояние такое… лунное…

Луна всегда завидует дневной жаре, а солнце вечно тоскует по тому, что скрыто в темноте.

Месяц – светило божественное. Кто же, кроме богов и ангелов, может туда долететь? Да и как можно ходить и ездить вниз головой?

Ночь расстелила полотно, А дочь луна достала лютню. В окно повеет тишиной, И улицы безлюдны.

Герои и смельчаки проложат первые воздушные тропы трасс: Земля — орбита Луны, Земля — орбита Марса и еще далее: Москва — Луна, Калуга — Марс.

О светлая луна! Я шла и шла к тебе, А ты всё далеко.

На холодной земле Стоит город большой, Там горят фонари, И машины гудят. А над городом ночь, А над ночью луна, И сегодня луна Каплей крови красна.

Солнце наполняет день чудесами — луна рождает изменчивые призраки.

Так легко-легко Выплыла — и в облаке Задумалась луна.

Душу мне солнце заката озолотило вчера. Золото вынул я ночью, глянул. Одна мишура!

Одетая в чёрное платье, Ушитое блёстками звёзд, Луна, на живущих не глядя, Взошла на невидимый мост.

Я ракета, летящая в космос, А твое сердце — луна, И я целюсь прямо в тебя, Прямо в тебя. До тебя 250 тысяч миль Ясной ночью в июне, И я целюсь прямо в тебя, Прямо в тебя, прямо в тебя.

Эта луна разваливается на куски в течение многих десятилетий. Чем больше она разрушается, тем больше епитимий выпадает на нашу долю.

Я не видел луну, которая, как я догадывался, насмешливо ухмыляется, глядя сверху вниз на нашу корчащуюся в своем ничтожестве хрупкую жизнь, скрашенную лишь чудовищами, отнимающими ее у других…

Эx ты, лунa, путь твoй oдин, Лишь тoлькo oдин, Ho путь твoй для вcex, вcex влюблённыx. Для тex, ктo вepит и любит, Для тex, ктo чувcтву вepeн, Ho луннoй дopoгoй никтo нe шaгaeт.

Послушайте, как спор вели однажды день и ночь, Рассказ мой позабавит вас и грусть прогонит прочь. Был спор о том — ему иль ей воздать по праву честь. Слов похвальбы и слов хулы, пожалуй, мне не счесть. «Ведь знают все, — сказала ночь, — что первенствую я! С тех пор, как заложил господь основы бытия, Ему, кто мудро отделил от тьмы твои лучи, Милей молящегося днем — молящийся в ночи. И ночью видел Мухаммад, как раскололась твердь, И ночью он вознесся в рай, поправ навеки смерть. Я царствую. Земля — мой трон, дворец мой — небосвод. Мои вельможи — сонмы звезд, и месяц их ведет. Печали синею фатой скрываешь небо ты. Я превращаю небо в сад, и звезды в нем — цветы. Арабы месяцам ведут по лунным фазам счет, И потому их год печать архангела несет. Здоровый и веселый смех являет всем луна, В усмешке солнца только злость и желчь заключена, Луне, чтоб завершить полет, потребны тридцать дней, А солнце ровно год летит орбитою своей». Но день прослушал эту речь и гневом воспылал: «Тебе подобный где-нибудь найдется ли бахвал? Всевышний ночи повелел склониться перед днем, Так чем же возгордилась ты в безумии своем? Все праздники проходят днем перед лицом моим, И днем свершает в Мекку путь смиренный пилигрим. Мужчину создал из земли господь при свете дня. С рассветом оживает мир, чтобы хвалить меня. Влюбленных разлучаешь ты, пугаешь ты детей И отдаешь сердца в полон диавольских сетей. Вся нечисть от тебя пошла: мышь, нетопырь, сова. Ты — покровитель грабежа, помощник воровства. Рожден я солнцем, а тебя могила родила. Мне люб веселый, яркий свет — тебе печаль и мгла. Я освещаю мир, а ты его скрываешь тьмой, Глаза блестят, узрев меня, но гаснут пред тобой. Мне дорог честный человек, тобой обласкан вор. Печальный траур носишь ты, я — праздничный убор. Как только солнце алый стяг взметнуло в небосвод, Бледнеют звезды и луна, цветы твоих высот. Ужели в книге бытия я стану за тобой? Ужели зрячего милей всевышнему слепой? Ты скажешь: «Раньше создал смерть, а после — жизнь господь». Но возлюбила только жизнь любая в мире плоть. Хоть по луне ведет араб всех летописей счет, По солнцу в нашей стороне определяют год. Хоть солнце желтолико, — что ж! — луну сравню ли с ним? Сравню ль серебряный дирхем с динаром золотым? Лишь солнца отраженный свет на землю шлет луна, Лишь тем, что подарил ей царь, пленяет взор она. Ты возразишь: луна быстрей свершает свой полет. Что ж, господина иль слугу с наказом шлют вперед? Два раза молятся в ночи и три — в теченье дня. Тебя всевышний обделил, чтоб одарить меня. А кто качает головой, прослушав речь мою, Пусть призовет на спор друзей и выберет судью».

— Какая круглая луна, — заметил я. — А мне полная луна всегда напоминала жопу, — ответил Брагин. — Луна? — усмехнулся я. — Жопу? Это с какого перепугу? — Это если смотреть изнутри, — пояснил каторжник.

Луна — солнце мертвых.

О, какой у луны странный вид! Можно подумать, будто это рука мертвой женщины, пытающейся закрыть себя саваном.

Ухмыляется оскалом безумца Луна, Она знает, что здесь победит тишина. Даже тех, кто за словом не лезет в карман, Тех, кто не привык рожать в муках слова.

И смотрит на луну, самозабвенно расточающую свет и заливающую грудь его лучами, в которых с несказанной грацией трепещут, как планеты, серебристые пылинки. И ждет, чтобы рассвет, преобразив весь мир, принес хотя бы видимость покоя в его измученную душу.

— Знаешь, я в детстве часто спрашивала себя, а что, Луна над Кампечче такая же, как над Чиуауой? — Такая же. И над Парижем такая же. И над Гоа, и над Миланом.

Не дав налюбоваться вволю Своей красой, луна Как будто хочет скрыться… О, если б горные вершины Ей преградили путь!

Половина есть и у луны, и это большое счастье вступить в полную фазу жизни.

И вечно солнце прокладывает свой путь от горизонта до горизонта, и вечно луна следует за ним, и вечно дни следуют за днями, не заботясь о жизнях, которые они стирают в прах одну за другой.

Детство — это очень страшная штука. Раньше я хотел быть астронавтом. Но астронавты больше не летают на Луну.

Сыплет звезды август холодеющий, Небеса студены, ночи — сини. Лунный пламень, млеющий, негреющий, Проплывает облаком в пустыне.

Посмотрите-ка: прямо из-за поворота К нам идёт Диего, Танцуя румбу. В его глазах отражается луна, А костюм цвета морской волны, Похоже, контрабандный.

Разбойничий атаман И тот, наверное, песню сложил В такую ночь о луне!

Добро и зло – два лика луны. За ее светом таится мрак. Обратная сторона чего бы то ни было.

Осень вернулась вновь, Но дитя не сидит на коленях моих… Одинокий, гляжу на луну.

Уронила луна из ручек — Так рассеянна до сих пор — Веер самых розовых тучек На морской голубой ковёр.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Сказал как отрезал:
  • Не в своей тарелке
    В комедии Грибоедова «Горе от ума» Фамусов говорит Чацкому: «Любезнейший, ты не в своей тарелке!» И Чацкий понимает: это значит – чем-то расстроен. Как он догадался? Спросите – вам объяснят: Чацкий знал французскую поговорку. Она звучит : «Tu n’es pas dans ton assiette ordinaire». Фраза значит: «Ты не в своей обычной «ассьетт», а «ассьетт» по-французски...
Top