Августин

Аврелий Аагустин Блаженный (354—430) — христианский теолог и церковный деятель. Своими трудами оказал большое влияние на западно-европейскую философию и католическую теологию. Автор отличающейся глубоким психологическим анализом «Исповеди», изображающей становление личности.

Забавы взрослых называются делом, у детей они тоже дело, но взрослые за них наказывают, и никто не жалеет ни детей, ни взрослых.

Никто ничего не делает хорошо, если это против воли, даже если человек делает что-то хорошее.

Для изучения языка гораздо важнее свободная любознательность, чем грозная необходимость.

Я осуждаю не слова, эти отборные и драгоценные сосуды, а то вино заблуждения, которое подносят нам в них пьяные учителя.

Можно ли, преследуя другого, погубить его страшнее, чем губит вражда собственное сердце.

И гордость ведь прикидывается высотой души.

Время не проходит впустую и не катится без всякого воздействия на наши чувства: оно творит в душе удивительные дела.

Почему душа больше радуется возврату найденных любимых вещей, чем их постоянному обладанию?

Человек не будет наслаждаться едой и питьем, если не перестрадает от голода и жажды.

Друзья, льстя, развращают, а враги, браня, обычно исправляют.

Ни один человек не вправе вести столь созерцательную жизнь, чтобы забыть о своем долге служения ближнему.

Нет великой заслуги в том, чтобы жить долго, ни даже в том, чтобы жить вечно; но велика заслуга того, кто живет добродетельно.

Холод милосердия есть молчание сердца; пламя милосердия есть ропот сердца.

Существует высшая дружба, основанная не на привычке, а на разуме, при которой человек любит своего друга благодаря верности и доброй воле.

Люди сотворены не для того, чтобы владеть так называемыми хорошими вещами, но, если люди сами стали хорошими, они делают и вещи хорошими по-настоящему, используя их ради добра.

Каждое существо, до тех пор пока оно существует, должно обладать качеством доброты — точно так же, как обладает качеством существования.

Любовь к ближнему ограничена тем, насколько каждый человек любит самого себя.

Сказал как отрезал:
  • Поставить на свое место
    При всех торжественных церемониях московского царского двора бояре должны были занимать места строго по чину и знатности. Казалось бы, просто; однако между ними всегда шли нескончаемые споры о том, кто знатнее, кто может «сидеть» в думе или стоять в церкви «выше», то есть ближе к самому царю. В незаконченной поэме Пушкина «Родословная моего героя» один...