Карлейль

Томас Карлейль (1795—1881) — английский публицист, историк и философ. Выдвинул концепцию «культа героев», которые, по его мнению, являются единственными творцами истории.

Опыт, во всяком случае, берет большую плату за учение, но и учит он лучше всех учителей.

Самое страшное неверие — это неверие в себя.

Самое неприятное чувство — это чувство собственного бессилия.

Первая обязанность человека — преодолеть страх. Пока у человека трясутся поджилки, его действия останутся рабскими.

Насколько человек побеждает страх, настолько он — человек.

Если вы желаете удержать человека от какого-нибудь поступка, заставьте его разговориться на эту тему: чем больше люди говорят, тем меньше у них склонности делать.

С помощью цифр доказать можно все что угодно.

Слепой может объехать весь мир и ничего не заметить.

Любая реформа, кроме моральной, бесполезна.

Писатель — тот же священнослужитель.

Гениальность — это прежде всего выдающаяся способность быть за все в ответе.

Счастлив тот народ, чьи анналы отсутствуют в исторических книгах.

Тяготы способны перенести сотни людей, благополучие — лишь единицы.

Человек не может быть неисправимо плохим, если он хотя бы раз от души смеялся.

Не будьте рабом слов.

Я и не претендую на постижение вселенной — она во много раз больше, чем я…

Людям следует быть скромнее.

Наличные — не единственная связь человека с человеком.

История мира — это биография великих людей.

Экономика — наука зловещая…

Нет между людьми закона более нравственного, чем закон власти и подчинения.

История — это квинтэссенция сплетни.

Человек только и живет надеждой; надежда, по сути, его единственная собственность.

Новая точка зрения всегда оказывается в меньшинстве…

Настоящее — это суммарно взятое прошлое.

Главный орган человеческого тела, незыблемая основа, на которой держится душа, это кошелек.

Молчание глубоко, как Вечность; разговоры мелки, как Время.

Глупость и хорошее пищеварение — незаменимые качества для борьбы с лишениями.

Благословен тот, кто нашел свое дело в жизни; большего нам не дано.

Золотой дождь размывает все границы.

Речь — удел человека; молчание — удел Бога; но и зверя, и смерти… А потому мы должны постигнуть оба искусства.

Самая большая вина — не сознавать свою вину.

Нет более печального доказательства ничтожности человека, чем неверие в великих людей.

Правильно во всех отношениях сказано: всякого человека судят по вере его. И по неверию.

Из всех прав самое неопровержимое — это право умного (силой ли, уговорами ли) вести за собой дурака.

Если человек знает меру, он знает все.

Сентиментальные люди — самые бессмысленные из смертных…

Всякое величие бессознательно — в противном случае оно стоит малого или не стоит ничего.

Природа не терпит лжи.

Самый несчастный человек — это тот, для кого в мире не нашлось работы.

Благочестие и кислая мина — вещи разные.

На нашем лучезарном небосклоне всегда сыщется темное пятно — и это наша собственная тень.

Никто не знает, как поступит Толпа, тем более — она сама.

Все обездоленные должны уяснить себе только одно: быть обездоленным глупо.

Двое-трое — это уже Общество. Один станет Богом, другой — дьяволом, один будет вещать с кафедры, другой — болтаться под перекладиной.

Если бы Иисус Христос явился сегодня, никто бы не стал его распинать. Его бы пригласили к обеду, выслушали и от души посмеялись.

Наше предназначение не в том, чтобы пытаться ясно разглядеть то, что удалено от нас и скрыто в тумане, но в том, чтобы трудиться над тем, что у нас под рукой.

Я не верю в коллективную мудрость невежественных индивидуумов.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Сказал как отрезал:
  • Ходить гоголем
    Фамилию Н.В. Гоголя знают все, но далеко не всем известно, что слово «гоголь» означает определенную породу диких уток. Как это характерно для многих птиц из семейства утиных, гоголи на сущее выступают важно, вперевалку, с выпяченной грудью и «гордо» закинутой назад блестящей, черно-зеленой головкой. Эта их сановитая поступь привела к тому, что слова «ходить гоголем» стали...