Главная / Не к месту / Будущее литературы

Будущее литературы

«О чём писать? Восток и юг давно описаны, воспеты!» — сокрушался великий русский поэт ещё в позапрошлом столетии, хоть и устами своего героя. Такая же проблема встала и перед литературой эпохи постмодернизма: одним из отправных пунктов её проблематики стала исчерпанность сюжетов, образов и идей. Всё уже создано и описано, а жизнь продолжается. О чём писать дальше? И надо ли?

Ну, с этим сталкивались «творцы» в самые разные эпохи: были свои «постмодернисты» и в античности, и в позднем Возрождении (вспомним маньеризм). И каждый раз искусство, и литература в том числе, благополучно выбирались из этого положения, как только во «внешнем» мире происходили какие-либо значимые изменения. Новая общественная (точнее – идейная, цивилизационная) формация требует своего искусства, так что в каждую новую эпоху будет появляться и своя литература.

Ну а посетив сайт http://biokuler.ru/ вы сможете заказать Кулеры Biofamily по разумной цене и с быстрой доставкой как домой, так и в офис.

Другая проблема литературы гораздо серьёзнее, и имя ей – интернет. Фактически, «сетевая» литература превращается (или уже превратилась) в один глобальный гипертекст, никому не принадлежащий и принадлежащий всем. У каждого «отрывка» гипертекста имеется свой творец, скомпоновавший хорошо знакомые элементы определённым образом (из корпуса «вечных» элементов составивший нечто «актуальное»), но зачастую авторство можно выявить весьма условно (на основании большой группы произведений, подчинённых одной стилевой и идейной линии). Произведения классиков литературы тоже включены в этот гипертекст. Став просто кладезем информации разного рода, «сетература» теряет свою самостоятельность, поскольку информация о вещи – ещё не сама вещь. Автор произведений в такой ситуации нечасто становится кумиром и культурным авторитетом – он просто один из производителей гипертекста. Однако, по правде говоря, классики мировой литературы «отбирались» по тому же самому принципу – насколько их произведения повлияли на «внешний» мир. Разве что общественный статус «пишущих людей» был несколько выше, но в подлинном творчестве статусы и регалии – далеко не главное.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of
Сказал как отрезал:
  • К нему и на козе не подъедешь
    Это довольно редкое словосочетание, означающее «он совершенно неприступен», возникло, вероятно, в языке старорусских «потешных людей» — всяких шутов, гудошников и скоморохов. Они веселили своих высоких покровителей, применяя для их забавы и гусли и бубенцы, наряжаясь в козьи и медвежьи шкуры, в оперенье журавля. В «репертуар» этих «шпыней» входила и езда на козлах и свиньях. Очевидно,...
Top