Главная / Не к месту / Валентин Пикуль

Валентин Пикуль

Книги Валентина Саввича Пикуля (1928 – 1990) в СССР можно было купить только с рук, значительно переплатив. При этом он не был диссидентом, наоборот, пройдя войну, пережив в Ленинграде первую блокадную зиму, он до конца оставался коммунистом и патриотом, как писатель следовал реалистическим традициям.

 В 1942 мать вывезла его из Ленинграда по «дороге жизни», но Валентин сбежал из дома в школу юнг на Соловках, которую окончил в 1943. Сразу, с 15 лет, был направлен на эсминец «Грозный», где прослужил до конца войны. Отец погиб под Сталинградом.

 Первая публикация – 1947, познавательный материал о женьшене. В 1950 – альманах «Молодой Ленинград» поместил его рассказы «На берегу» и «Женьшень», а в 1954 – вышел первый роман, «Океанский патруль» который принес ему известность и членство в СП.

 В 1962 он переехал в Ригу, где прожил до самой смерти.

 Он автор многочисленных книг на историческую и военно-морскую тематику. Его книги не оставляют читателя равнодушным, заставляют подвигами предков. Но произведения Пикуля далеки от сухой и мертвенной советской историографии. Он показывает своих героев великих людей России, простыми людьми с их бытом, их слабостями и недостатками, совершенно без оглядки вскрывает страницы истории, которые официальная наука замалчивает.

 Его роман «У последней черты» («Нечистая сила») главный герой которого Григорий Распутин, долго был запрещен, а после его выхода в сильно урезанном виде за Пикулем по личному распоряжению. Суслова был установлен негласный контроль. Его часто преследовали угрозами, а после выходы романа он был жестоко избит.

 Если в официальной истории и литературе исторические деятели – герои или тираны, то у Пикуля они – обыкновенные люди.

Ну а если вас интересует Молодежная стройка — посетите сайт www.molodostroy.ru. Только там есть все для покупки квартир в ипотеку без проблем.

Сказал как отрезал:
  • Спустя рукава (делать)
    Так говорят о небрежно, с ленцой, кое-как выполняемой работе. В Древней Руси носили верхнюю одежду с непомерно длинными рукавами; не засученные конца их ниспадали до колен, а то и до земли. Естественно, что, не подняв таких рукавов, нечего было и думать о работе. Близко к этому выражению стоит второе, противоположное ему по смыслу и, можно...
Top