Главная / Не к месту / Вплетение детектива в канву литературного процесса

Вплетение детектива в канву литературного процесса

 

 Современные направления в литературе можно условно или не очень разделить на модные и классические. К первым относится постмодернизм и концептуализм, магический реализм и киберпанк, интеллектуальная литература, а также графические романы (то есть комиксы), электронный эпистолярный жанр и разного рода формы фольклора на просторах интернета. На современном этапе литература подвергнута значительным структурным изменениям. Происходит обновление, она пытается приспособиться к новому ритму жизни и измененному восприятию читателем окружающей действительности.

 Рассматривая классическое направление, не трудно заметить развитие детектива, который открывает все новые и новые свои обличья. Отличием и позитивной чертой современных детективов стало то, что акценты расставлены следующим образом: важнее наказание преступника, чем сам процесс его нахождения. Значит, догадок и логических выводов становится недостаточно, выявляется необходимость наличия улик, документированных фактов. Современные мэтры этого жанра добавили социально полезную информацию в свои произведения (например, о характерном злоумышленников и полиции поведении), тем самым приблизив их к реальной жизни, а также расширили тематику преступлений (в основном добавили «экономические» мотивы).

 Большими тиражами издательства выпускают в свет детища Дэна Брауна, Умберто Эко, Бориса Акунина и других писателей, творящих в этом жанре. Спрос на возникнувшие исторические, иронические, интеллектуальные и фантастические детективы растет в геометрической прогрессии, а писательские конвейеры только и успевают, что производить эту пищу для любопытных читателей.

Сказал как отрезал:
  • Имя (ему, им) легион
    Слово «легион» в Древнем Риме означало крупное во­инское соединение в разное время разной величины  —  то вроде нашего полка (3  —  4 тысячи воинов), то близкое к на­шим бригадам и даже дивизиям (до 10 тысяч человек). По­степенно это слово стало значить в народе просто «очень много», «множество». Одна из библейских притч  —  а к ней...
Top