Главная / Не к месту / Альфонсина Сторон «Избранные стихи»

Альфонсина Сторон «Избранные стихи»

 

 С такой поэтессой хочется всем познакомиться. Выпить душистого травяного чая или крепкого черного кофе, поговорить о том, какими мелкими деталями полон мир и какой тонкой бывает кожа, когда любишь. Можно представить себе Альфонсину Сторон в образе художницы Марии-Элены из фильма „Вики. Кристина. Барселона” Вуди Алена — красивой, непостижимой, страстной, демонической, безумно талантливой, Клеопатрой и Пентесилеєю в одном лице, женщиной, которая способна быть одновременно «бабочкой прекрасной» и «львицей жестокой». Словом — Женщиной, таинственный образ которой во все времена питали самые гениальные из поэтов.

Между прочим, не зря всплывает и вспоминается Клеопатра и Пентесилея. Именно эти два женские образы больше всего волновали литераторов, неважно на каком языке они писали — то на немецком, как Генрих фон Клейст, то на французском, как Мишель Лейрис. Лирическая героиня Альфонсин Сторон стремится совместить в себе волшебство обеих женщин: «убийственно» любить, так, чтобы «сердце твое для меня — как живица, люблю тебя до смерти; в исступлении под черными смогла бы небесами пожрать твое сердце, словно львица»; а, следовательно — «умереть под вечер безоблачный, под щедрым солнцем, чтобы в великом жасмине родилась белая змея, которая сладко, нежно ужалит меня в сердце». И самое главное — каждая из этих женщин способна любить: то истошно, когда изысканная метафора «отравы», которой литераторы со времен Шекспира окутывали страстный поцелуй, становилась по-настоящему ядовитой правдой («Отомстила я не оружием, нашла ему худшую смерть: так сладко целовала, что сердце разбила вдребезги!»); то нежно, сдержанно и безропотно, как неприметный «цветок згубилась где-то среди комышей», и ее не замечает объект ее чувства.

Если вы ищите свадебный ресторан — посетите сайт www.chesterferry.ru. Только там вы найдете все чтобы сыграть свадьбу в лучшем ресторане вашего города.

Сказал как отрезал:
  • Под спудом
    «Из-под спуда» — значит из тайника. Но откуда взялось это под спудом? По-старославянски «спуд» — то же, что наше «сосуд». Держать под спудом — прятать под опрокинутым сосудом. Известен такой евангельский образ: «Зажегши свечу, не ставят ее под спудом, но на подсвечнике». От него и пошло наше фигуральное выражение «под спудом» — в потаенном месте,...
Top