Главная / Не к месту / Истинное от ложного

Истинное от ложного

Литература дает каждому человеку возможность прожить другую жизнь – под другим именем, с другой судьбой, в другом мире. Ведь читая, мы словно уходим от собственной угрюмой обыденности, становясь кем-то иным. Любимые книги становятся нашими проводниками по жизни, зачитываются до дыр, и даже когда мы наизусть знаем их от первого до последнего слова – мы все равно читаем их, словно первый раз. В это и заключена вся прелесть литературы. Она необходима человеку, который умеет мыслить – необходима как воздух.

Однако к сожалению, среди писателей 21 века довольно сложно найти тех, кто действительно является мэтром слова. Если ранее литература была высочайшим искусством, то сейчас практически каждый человек (даже не имеющий таланта) может опубликовать собственное произведение – в бумажном варианте либо в социальных сетях. В результате появляется множество стихотворений, словно написанных по пустому шаблону, и сотни рассказов, не имеющих даже намека на смысл. Естественно, каждый человек талантлив по-своему. Однако литература требует от тех, кто занимается написанием произведений, совершенства – во всем: в словах, в языковых правилах, в смысловой нагрузке. Каждый стих, каждый роман или повесть должны быть настоящими алмазами, драгоценными камнями, умело вышлифованными и доведенными до абсолютного совершенства. Именно тогда заканчивается обыкновенный пафос и начинается искусство – когда в простых словах кроется больше смысла, чем за сложнейшими фонетическими конструкциями.

Истинную силу и красоту слова очень легко различить среди блеклой мишуры: достаточно чувствовать ее. Если книга вызывает лишь положительные эмоции и неподдельный интерес – значит, перед вами произведение искусства.

Сказал как отрезал:
  • Нужда научит калачи есть
    Эту пословицу, может быть, и не следовало бы сюда включать — ведь разных пословиц очень много. Однако удивляет ее видимая нелепость; калач — дорогое мучное изделие: зачем же «учиться его есть»? Скорее уж хлеб с мякиной, каким питались крестьяне в старой России, сумеет есть не каждый. На эту странность обратил внимание тонкий знаток народного языка...