Бальзак

Оноре де Бальзак (1799—1850) — французский писатель. Автор включающей 90 романов и рассказов эпопеи «Человеческая комедия» — грандиозной по широте охвата реалистической картины французского общества. Рильке писал о Бальзаке: «Родитель целых поколений, расточитель судеб… человек, глаза которого, казалось, не нуждаются в предметах. Если бы мир был пустой — его взоры родили бы в нем вселенную».

Любовь для высоконравственной натуры — то же, что Солнце для Земли.

Идеи могут быть обезврежены только идеями.

Слава — это яд, полезный только в небольших дозах.

Два человека могут спасти друг друга там, где один погибает.

Идеальная красота, самая восхитительная наружность ничего не стоят, если ими никто не восхищается.

Все человеческое умение не что иное, как смесь терпения и времени.

Пристрастие к коллекционированию — первая ступень умственного расстройства.

Горе — самое стойкое из всех наших чувств.

Постоянный труд есть закон как искусства, так и жизни.

Никто не станет разыскивать скрытые добродетели.

Усомниться — значит утратить силу.

Женщина, смеющаяся над своим мужем, не может более его любить.

Все приходит в свое время для тех, кто умеет ждать.

Свои убеждения не вывешивают на стенку.

Обстоятельства переменчивы, принципы никогда.

Клевета равнодушна к ничтожествам.

У ума, как у проселочной дороги, есть своя проторенная колея.

Смехом исправляют нравы.

Насмешник всегда существо поверхностное.

Подле дурака всегда найдется жулик.

Глупость настолько непроходима, что ее невозможно исследовать до дна, в ней не рождается никакого отзвука, она все поглощает без возврата.

Глупость бывает двух родов: молчаливая и болтливая.

Страшную, непрестанную борьбу ведет посредственность с теми, кто ее превосходит.

Поле битвы, на котором сражается разум, страшнее, чем поле битвы, где умирают, его труднее возделывать, чем пашню.

Общественное мнение не терпит резких изменений.

Общество живет признанными истинами.

Бывают люди, похожие на нули: им всегда необходимо, чтобы впереди их были цифры.

Дружба двух святош делает более зла, чем открытая вражда десяти негодяев.

Ключом ко всякой науке является вопросительный знак.

Истинный ученый — это мечтатель, а кто им не является, тот называет себя практиком.

Идея выше факта.

Ничто так плохо не знаем, как то, что каждый должен знать: закон.

Нравы — это люди, законы — разум страны. Нравы нередко более жестоки, чем законы. Нравы, часто неразумные, берут верх над законами.

Гражданское мужество и мужество военное проистекают из одного начала.

Правда — точно горькое питье, неприятное на вкус, но зато восстанавливающее здоровье.

Сомневаться в боге значит верить в него.

Наша совесть — судья непогрешимый, пока мы не убили ее.

Благородное сердце не может быть неверным.

Себялюбие — яд для дружбы.

Кто бывает всюду, тот нигде не встречает интереса к своей особе.

Как сладки критические замечания, исходящие из дружеских уст; в них веришь; от них становится грустно, ибо нет сомнения в том, что они правильны, но они не причиняют боли.

Страсть плохо рассуждает.

Любовь — это удивительный фальшивомонетчик, постоянно превращающий не только медяки в золото, но нередко и золото в медяки.

Талант в мужчине то же, что красота в женщине — всего лишь обещание. Для того, чтобы быть подлинно великим, его сердце и характер должны быть равны его таланту.

Равнодушие к прекрасному полу в старости — наказание за то, что слишком умел нравиться в молодости.

Поиски разнообразия в любви — признак бессилия.

Мы признаем человеком только того, чья душа мечтает в любви настолько же о духовном наслаждении, как и о телесном удовольствии.

Ревность у мужчины складывается из эгоизма, доведенного до чертиков, из самолюбия, захваченного врасплох, и раздраженного ложного тщеславия.

Брак не может быть счастливым, если супруги до вступления в союз не узнали в совершенстве нравы, привычки и характеры друг друга.

Состояние холостяка — противообщественное.

Любовь так плохо выносит домашние дрязги, что для прочного счастья нужно найти друг у друга выдающиеся качества.

В пожилом возрасте любовь превращается в порок.

Будущее нации — в руках матерей.

Воля может и должна быть предметом гордости гораздо больше, нежели талант. Если талант — это развитие природных склонностей, то твердая воля — это ежеминутно одерживаемая победа над инстинктами, над влечениями, которые воля обуздывает и подавляет, над препятствиями и преградами, которые она осиливает, над всяческими трудностями, которые она героически преодолевает.

Несчастье бывает пробным камнем характеров.

Сильные жизненные потрясения исцеляют от мелких страхов.

Социальная испорченность принимает окраску той социальной среды, где она развивается.

Добродетели могут принести и вред, если не освещены светом разума.

Ничто так не связывает нас, как наши пороки.

Если не верить в самого себя, нельзя быть гением.

Если все время будешь говорить один — всегда будешь прав.

Признательность доказывается делом.

Никогда не оказывайте услуг, о которых не просят.

Люди боятся холеры, но вино гораздо опаснее ее.

Зависть — один из наиболее действенных элементов ненависти.

Пятиться назад из трусости и боязни до сих пор считается искусным маневром.

Там, где замешано честолюбие, нет места чистосердечию.

Люди редко выставляют напоказ недостатки — большинство старается прикрыть их привлекательной оболочкой.

Ничего нет внутри у людей, вечно выставляющих все наружу.

Унижает человека именно ложь.

Наглое лицемерие внушает уважение людям, привыкшим прислуживать.

Жестокость и страх пожимают руки друг другу.

Испивая чашу удовольствия до дна, мы обнаруживаем там больше гравия, чем перлов.

Существует только одна гигантская машина, управляемая пигмеями, и это бюрократия.

  • Я

    За каждым большим состоянием стоит преступление

  • Дмитрий

    Все люди хотят кем то быть, но мало кто хочет этим \кем то \ становиться

Сказал как отрезал:
  • Панегирики произносить
    Сказать так — все равно что выразиться иначе: «аллилуйю петь», «дифирамбы петь», «акафист петь» , ибо это также значит: восхвалять. В Древней Греции был обычай: над телом усопшего произносить панегирик — торжественную похвальную речь. Называлась она так потому, что по-гречески «пан агирис» — общее собрание: то ли в этой речи «собирались все достоинства умершего», то...