Грасиан

Бальтасар Грасиан (1601—1658) — испанский писатель-моралист.

Есть люди со свойством той посуды, что впитывает запах первой налитой в нее жидкости,— что благовонной, что вонючей.

Важнее разбираться в видах и свойствах людей, чем трав и камней. Это одно из самых тонких житейских искусств.

Осанка человека — фасад души.

Все люди о себе высокого мнения — и тем больше мнят, чем меньше стоят.

В двадцать лет царит чувство, в тридцать — талант, в сорок — разум.

Возможные горести превратить в радости — значит уметь жить.

Истина — удел немногих, заблуждение же обычно и повсеместно.

Не лгать, но и всей правды не говорить. Ничто не требует столь осторожного обращения, как правда,— это кровопускание из самого сердца нашего. Немалое нужно уменье и чтобы сказать правду, и чтобы о ней умолчать… не всякую правду сказать можно: об одной умолчи ради себя, о другой ради другого.

Правду мы часто видим, но редко слышим — в чистом виде почти никогда, особенно когда она идет издалека: в ней тогда есть примесь пристрастий, через которые она прошла.

Всегда и во всем впереди шествует Ложь, увлекая глупцов пошлой своей крикливостью. Последнею и поздно приходит Правда, плетясь вслед за хромым Временем… На поверхности всегда Обман, на него-то и наталкиваются люди поверхностные. Подлинная же Суть замыкается в себе, дабы ее лучше ценили знающие и разумеющие.

Каждый должен быть величествен в своем деле.

Поступки — плоды помыслов. Будут разумные помыслы — будут хорошие поступки.

При непогоде житейской всего лучше сложить руки и выждать, пока буря уляжется; отступишь сейчас — победишь потом. Ручей и от ветерка замутится, и вода станет прозрачна не твоими стараниями, а когда от нее отойдешь. Нет лучшего средства от неурядиц, чем предоставить им идти своим чередом,— все как-нибудь уладится.

Действовать, когда сомневаешься в разумности деяния,— опасно, лучше воздержись. Благоразумие не допускает неуверенности, оно всегда шествует при полуденном свете разума.

Во всяком деле, коль знаешь мало, держись проверенного.

Порядочность обнаруживается в речах, но куда вернее — в делах.

Никогда не показывай полдела — пусть любуются в законченном виде. Начало всегда нескладно, и нескладный этот образ остается в воображении; память о нем мешает насладиться вещью, уже завершенной.

Понимать жизнь и разбираться в людях — далеко не одно и то же. Великая премудрость — постигать характеры и улавливать настроения.

Мудрый ценит всех, ибо в каждом замечает хорошее.

Мир полон дураков, да никто глупости своей не замечает, даже не подозревает.

Глуп, кто глупцов не узнает, и еще глупее тот, кто, распознав, от них не уйдет. Опасные при поверхностном общении, они губительны при доверчивой близости.

Разумному больше пользы от недругов, чем глупцу от друзей.

Существует множество людей, которые никогда не теряют рассудок только потому, что вообще им не обладают.

Все глупцы упрямы, а все упрямцы глупы.

Говорить кстати лучше, чем говорить красноречиво.

Металл узнается по звону, а человек — по слову.

Язык голову бережет.

Стрелы пронзают плоть, а злые слова — душу.

Слова имеют цену как залог дел.

Выпустить слово легко, да поймать трудно. В разговоре, как в завещании,— меньше слов, меньше тяжб. Беседуя о пустяках, прощупывай почву для дел поважней. В скрытности есть что-то божественное. Кто в беседе легко открывается, того легко убедить — и победить.

Люди опытные по языку узнают пульс духа, недаром сказал мудрец: «Говори, коль хочешь, чтобы я тебя узнал…»

Шутка дозволенная приятна, а какую кто стерпит — зависит от способности терпеть. Кто от колкости выходит из себя, дает повод вновь кольнуть.

Молчание — алтарь осторожности.

Особенно опасна откровенность дружеская: сообщил свои тайны другому — стал его рабом… Итак, тайн не выслушивай и сам не сообщай.

Некоторые ценят книги по их объему, точно написаны они для упражнения рук, а не ума.

Пленять сердца — великая победа! Ее не одержишь ни безрассудной отвагой, ни докучным шутовством — дается она лишь благопристойной уверенностью, порождаемой нравом и опирающейся на достоинства.

Герою свойственно сближаться с героями; таинственное это и прекрасное свойство — одно из чудес природы.

Не надо быть невеждою, но невеждой притвориться иногда не худо. С глупцом ни к чему быть мудрецом, с безумным — благоразумным; с каждым говори на его языке.

Угодничество опаснее ненависти.

Даже вежливость бывает оскорбительна, когда подчеркивается.

Уважай себя, если хочешь, чтобы тебя уважали.

Не надо быть только голубем. С голубиной кротостью да сочетается хитрость змеиная! Легко обмануть человека порядочного: кто сам не лжет, всем верит; кто не обманывает, другим доверяет. Обману отдаются не только по глупости, но и от честности. Два рода людей способны предвидеть и обезвредить обман: обманутые, проученные на своей шкуре, и хитрые — рассчитавшиеся чужой. Пусть проницательность будет столь же четка в подозрениях, сколь хитрость ловка в кознях. И не надо быть настолько благодушным, чтобы толкать ближнего своего на криводушие. Соединив в себе голубя и змею, будь не чудовищем, но чудом.

Пусть никто не знает предела твоих возможностей, иначе дашь повод для разочарования. Никогда не позволяй видеть тебя насквозь. Когда не знают и сомневаются, почитают больше, чем когда все твои силы, хоть и большие, налицо.

Слыви лучше осторожным, нежели хитрым. Искренность всем приятна, хотя каждому угодна вчуже. Будь с виду простодушен, но не простоват, проницателен, но не хитер. Лучше чтобы тебя почитали как человека благоразумного, нежели опасались двуличного.

Не давай себя опутывать обязательствами всем и каждому — станешь рабом, причем всеобщим… Лучше пусть от тебя зависят многие, нежели тебе зависеть от одного.

И сам не фамильярничай и другим не дозволяй. Панибратство губительно для превосходства, присущего человеку порядочному, а затем — и для почтения к нему.

На многое в делах домочадцев, друзей и особенно врагов смотри сквозь пальцы. Придирчивость всегда неприятна, а как черта характера — несносна. Постоянно возвращаться к чему-то неприятному — род мании.

Сдержанностью своей выведешь сдержанность другого из границ — тут-то и обнаружатся его желания, хотя сердце его было непроницаемо.

Дабы в беседе быть приятным, приноравливайся к характеру и уму собеседников. Не строй из себя цензора чужих слов и выражений, иначе тебя сочтут педантом; тем более не придирайся к мыслям и суждениям, а то тебя будут избегать, даже вовсе от тебя отвернутся. Благоразумие в беседе важней, чем красноречие.

Не отказывай сразу, пусть разочарование входит по капле.

Уметь просить: для одних нет ничего труднее, для других — ничего легче. Есть люди, не умеющие отказывать,— к таким не надобно и подхода. Есть другие, у кого «нет» — первое слово в любой час дня; с такими надобна сноровка.

Хочешь уважения — не начинай с оскорбления.

Насмешки терпеть, но самому не насмехаться. Первое — вид учтивости, второе — драчливость.

Кто средь общего веселья сердится, сродни ослу и ослом себя выказывает.

Учись разгадывать выражение лица, по внешним знакам читать душу. Различай: кто всегда смеется — от глупости; кто никогда не смеется — от злости.

Никогда не дерись с тем, кому нечего терять: это неравный поединок.

Чтобы завоевать благоволение, нужны благодеяния: твори добро направо и налево, не скупись на благие слова и еще лучше дела — люби, дабы быть любимым.

Зрелость разума узнается по неспешности доверия… Но не подавай виду, что не веришь,— это невежливо, даже оскорбительно: ты тогда даешь понять собеседнику, что либо он обманывает, либо сам обманут…

Притворное сомнение — наилучший ключик, с помощью которого любопытство раскроет все, что пожелает.

О человеке судят по его друзьям.

Нет безотрадней пустыни, чем жизнь без друзей; дружба умножает блага и облегчает беды; отрада души, она единственное лекарство от враждебной судьбы.

Годных в добрые друзья мало, а для того, кто отобрать не умеет,— еще меньше.

Важные друзья — для важных дел… Поэтому иметь важных друзей и уметь их сберечь — важней, чем деньги иметь.

Порой, чтобы потерять друга, хватит неоплатной услуги: не в силах долг отдать, он отдаляется — должник стал недругом.

Одни друзья хороши вдали, другие — вблизи; тот, кто не очень пригоден для беседы, бывает превосходен в переписке. Расстояние сглаживает изъяны, невыносимые при близком общении.

Худшие враги — из бывших друзей: бьют по твоим слабостям, им одним ведомым, по наиболее уязвимому месту.

Ищи любви, идущей не столько от сердца, сколько от разума,— она-то достойна личности.

Господство над своими страстями — свойство высшего величия духа. Сама эта возвышенность ограждает дух от чуждых ему низменных влияний. Нет высшей власти, чем власть над собой, над своими страстями, чем победа над их своеволием.

Когда путь неясен, держись людей мудрых и осторожных — рано или поздно они находят удачный выход.

Выражение удивления — этикет невежества.

Непринужденность во всем. Она животворит достоинства, вдохновляет речи, одушевляет дела, красит все прекрасное в человеке.

Для человека порядочного нет дороже того, что ему дали даром.

Не жди, пока вода подойдет к горлу, уходи заранее; зрелым размышлением предотвращай жестокость ударов.

Из всякого пустяка дело делать — самое пустое дело. Равно глупо всей душой скорбеть о том, что для тебя не важно,— и пальцем не шевельнуть о том, что для тебя существенно.

Не перегружай себя ни трудами, ни чужой завистью — ты загубишь свою жизнь и умертвишь свой дух. Иные распространяют это правило и на знания — но ведь кто не познает, тот не живет.

Много рассуждать — споры затевать.

От упорства в споре больше потеряешь, чем выгадаешь, победив,— ты не истину отстаиваешь, а свою невоспитанность.

Когда ведешь разговор или спор, веди его так, как если бы ты играл в шахматы.

Неприятных вестей не сообщай и, паче того, не слушай.

День без ссор — крепкий сон.

Кого ничто не сердит, у того нет сердца, а бесчувственный не может быть личностью.

Тщеславная суетливость всегда несносна, в делах же смехотворна.

Дабы унять злословие, не обращай внимания.

Не будь придирой — чтобы себя не срамить и других не сердить.

Не доводи до разрыва — от него всегда страдает доброе имя.

Видя в людях дурное, не радуйся, тем более не обсуждай. Сплетник ненавистен вовеки. Скажешь худое, услышишь худшее.

Не всегда возражай на возражения.

Никогда не спеши и не горячись. Научись властвовать собой, тогда будешь властвовать другими.

Умей владеть собой, дабы ни в счастье, ни в несчастье тебя не осудили за несдержанность, но дивились бы высоте духа.

Пусть твоя любезность служит приманкой скорее для чувств, нежели для выгод, либо для того и другого. Одних достоинств недостаточно, коль не прибегают к приятности,— только она сделает тебя любимым.

Верный способ быть любезным — всегда быть невозмутимым.

Любезность скрашивает: позлащает «нет», подслащает истину, подрумянивает даже старость. Во всех делах важно «как»: приветливость, подобно шулеру, играет наверняка.

Кто чувствителен к мелочам, выказывает мелкую душу.

Чрезмерная простота в обхождении отдает пошлостью.

Не терзай себя недовольством — это малодушие, но и самодовольство — малоумие.

Лучшая месть — забвение, оно похоронит врага в прахе его ничтожества.

Оригинальничанье — это некий самообман, вначале приятный, соблазняющий новизной и прямой остротой, но затем, когда ничего хорошего не получится и ты прозреешь,— весьма прискорбный.

Завистник не один раз умирает, а столько, сколько похвал слышит сопернику.

Мерило истинного удовлетворения — похвала славных и в деле сведущих.

Хорошее вдвойне хорошо, когда оно коротко.

Лучший способ достигнуть желаемого — пренебречь.

Желание — мера ценности.

Сказал как отрезал:
  • Манный камень
    Сильные мышцы частенько называют железными, сравнивают их твёрдость с камнями. А манная каша всегда была символом слабости, чем-то размазывающимся при первом прикосновении. «Манный камень», — издевательски говорят о человеке, который кичится накачанными мышцами, но реальной силы не имеет. Манный каменьDownload.
Top