Соболев С. Л.

Увеличение объема человеческих знаний полезно всегда и безусловно. Другое дело — применение этих знаний. Я даже не имею в виду создание, допустим, оружия массового уничтожения. Нет, даже то, что предпринимается людьми вроде бы себе во благо, иногда неожиданно оборачивается злом.

Молодость в науке — это прежде всего смелость в постановке новых задач, смелость исканий, смелость в методах их осуществлений. Второе — это влюбленность в науку. С момента, когда эта влюбленность кончается, ученый перестает быть молодым, перестает быть ученым… Третье — это отсутствие самовлюбленности, самодовольства, самолюбования — самых страшных врагов ученого… Четвертое: настоящий ученый должен быть чужд ревности и зависти…

Вся история точных наук — это почти история математики: так тесно связана она с каждой из них. Дерзать на этом благодатном поприще — значит много и вдумчиво работать, неустанно искать…

Думаю, что при любом техническом прогрессе люди так же любят и ревнуют, радуются своим успехам и огорчаются неудачами, как и сотни лет назад. Вот почему сегодня мы с волнением читаем не только Чехова, но и Гомера, в то время как труды Эйлера, гениальные для своей эпохи, представляют для меня интерес лишь как факт истории научной мысли.

Сказал как отрезал:
  • Отставной козы барабанщик
    Так называли в XIX веке людей без определенных занятий, а иногда и просто маленьких, забытых людей, кое-как кормящихся какими-нибудь случайными и никому не нужными поделками. Откуда взялось это шуточное определение? Почти до самой революции в глуши можно было увидеть бродячую труппу нищих или полунищих: поводыря с ученым медведем, показывавшим разные «штуки», «козу» — человека, на...
Top